:: АВАНТЮРА 13 ::
*
:: ДЕНЬ 6 (22 МАЯ) ::
Максимум

Всё выше, и выше, и выше...
(советская классика)

"Нас утро встречает прохладой", - поётся в одной бодрой не по годам песне. И ничего подобного: утро встречало рисовой кашей на сгущённом молоке. Откормленные шедевром кулинарного искусства Аара и Мотылька, люди падали один за другим, вяло мыча в ответ на доносящийся с противоположного борта каньона лай косуль. Какие вам красоты, какая вам прозрачность утреннего воздуха над уходящими в пропасть отвесными стенами, за которые жадно уцепились висящие над бездной сосны? Это о чём вообще?

Вы что, и вправду думаете, после такого завтрака можно куда-то идти? Хрюк-хрюк. И - на другой бочок. Хрюк-хрюк-хрюк. Если и можно, разве что под крестом на Голгофу… Мы собрались и пошли.
(из воспоминаний Бобуса)

Миновав вялотекущий Йохаган-Су, Бобус задумчиво огляделся по сторонам и со словами "нам сюда" свернул на уходящую вправо тропку. Стадце лениво потащилось следом. Ехидный Бобус поинтересовался, не хочет ли Мисти разведать родник, что всего-то в трёхстах метрах по вон той балочке? Мисти не хотел, рисовая каша не давала.
Всё хорошее когда-нибудь кончается, вот и ровная дорога сменилась вызывающим пессимизм подъёмом. Запыхтели атрофированные от офисов лёгкие, заскрипели коленки по уложенным ступенями корням. Будто приутихли птичьи трели, померк солнца свет...
Внезапно раздался звонкий смех Спазма. Почто это Вы, уважаемый Олег, радуетесь?

Ахтунг! Людям с повышенной чувствительностью к диарейно-фекальной тематике данный абзац настоятельно рекомендуется пропустить!
Фундаментально обгаженные трусы во всей своей ароматной красе разлеглись у неровно обломанного пенька, на крутом повороте тропы на север. Контраст их девственно-стерильной белизны с... давайте скажем, "наполнением", был настолько возмутителен, что наш маленький сплочённый коллектив проломило на неконтролируемое "хи-хи". Называется - "не вынесла душа поэта". Тяготы и лишения задолбавшего тягуна моментально испарились, превратившись в одну огромную тематическую шутку*. Создатель, а точнее, создательница "трофея" ни за что бы не подумала, что её - такое личное и сокровенное - горе превратится в маленький островок позитива для широких туристических масс. Как это было у оптимистично настроенного онколога? "Хорошо, что всё это не у меня"?!!! %-)
(из воспоминаний Бобуса)

* Данное явление было зарегистрировано в памяти под кодовым названием "Выхлоп" (прим. авт.)

Луч позитива развеял мысленную хмарь, и авантюристы со свежими силами продолжили подъём, свернув с тропы на "азимут" (и правильно, что нам, кабанам, на тропе делать, если она по траверсу пошла? нам подъёмы давай!). От метра к метру профиль становился всё менее гуманным. Миновав вдрызг растоптанный кобанчегами родник, ведомые Бобусом терпилы попали на типичную полосу препятствий с поваленными деревьями, метровыми ухабами и прочими красотами, что свойственны бывшим (очень давно бывшим) дорогам. Проходя мимо очередного дерева, Мисти снял с него раскладную трёхногую скамейку и вручил её Спазму:

- Давай, буду на ней в гараже сидеть! - обрадовался тот и прицепил трофей на рюкзак.
- Сначала "выхлоп", теперь скамейка... Мисти, ты там внимательнее смотри, может, ещё какие-то ништяки нам достанутся, - напутствовал Бобус.

Вскоре бывшая когда-то дорогой полоса препятствий вывела к ухабистой тропинке, где довольный своим топографическим талантом Бобус дал отмашку на отдых. Блаженно прислонившись к дереву, он нехотя отмахивался от приставучего Мисти, который требовал указать направление к роднику, который "должен быть где-то здесь, мне обещали". Навигатор утверждал, что путники буквально сидели на роднике, но взгляду открывалась не по-майски жаркая сушь. Мисти отправился на поиски и обнаружил родник в паре сотен метров дальше по дороге. Перетащив туда рюкзак, он набрал кружку холодной воды и сел балдеть.

Долго балдеть не пришлось - через пару минут мимо протопали остальные участники команды. С кряхтением нацепив рюкзак, Мисти почесал вдогонку.
Тропинка шла вверх по хребту, то долго и уныло набирая высоту, то, словно устав, сбрасывая часть набранного. После одного из таки сбросов тропинка обернулась более-менее наезженной грунтовкой, и с тех пор был только набор высоты. Путники передвигались рывками - 50 метров подъёма, пару минут передышки, и только Аар сполна применял свой кавказский опыт, непростительно ритмично и размеренно набирая высоту, при этом наглым образом не выдыхаясь. С каждым шагом приближалась вершина горы Комвопло.

Лёгкий ветерок приятно холодит, но он не в силах разогнать дымку, смазывающую очертания Куру-Узеньской котловины и далёкого уже Большого Каньона. Посидеть. Посмотреть. Подумать о чём-то отвлечённо-эфемерном, глядя на колышущийся в потоках воздуха цветок, что умудрился поселиться на выступающем из склона камне.

Какое-то время заняла финальная часть подъёма, и вот, миновав опушку, группа вышла на яйлу. Характерный ледяной ветерок пробрал до костей, вынудив присесть в маленькой впадине под сосенками. А жизнь, как известно, штука сложная: только присел - и уже прилёг, только прилёг - и уже бы подкрепиться ;)

* * *

Обед устроили тут же под деревцами, кое-как укрывшись от порывов нежаркого ветерка. С одной стороны не то, чтобы все оголодали, благо утренняя рисовая каша со сгущёнкой была весьма калорийна, но с другой, чем больше съешь, тем меньше тащить.

- Стоит ли сардины открывать? Кто их есть будет?
- Например, я. Половину банки съем просто так, ни с кем не разговаривая , -
извлёк начищенную ложку Бобус.
- Угу, а на второй половине я с кем-нибудь побеседую, - продолжил за него Спазм

Так или иначе, после обеда хотелось посидеть и отдохнуть, но воды оставалось всё меньше, чему обед всухомятку только поспособствовал. Настал тот момент, когда двум отважным авантюристам предстояло с набитыми пустой тарой рюкзаками за спиной отправиться на родник Беш-Текне, оставляя позади сочувствующе-сонные взгляды попутчиков.


В каньон приходит утро
©
Bobus

Утренний взгляд на БКК
©
Bobus

На Комвопло
©
HenoceDa

Пионы Эндека
©
HenoceDa
Есть определённая прелесть в крымских яйлах. Их относительная плоскость на деле оборачивается множеством невидимых складок рельефа, над иными из которых маревом пляшут языки разогретого воздуха, на других неосторожно разоблачившегося путника насквозь продувает ледяной ветер. Незабываемость впечатлений закрепляют также ногодробительные карры, которые внезапно оказываются под ногами, стоит только сойти с дороги в робкой надежде "немножечко сократить".

Минут сорок шли по яйле, сначала перебирая ногами камни, затем потихоньку вырулив на дорогу. Коротали время неспешной беседой о том - о сём. Далее начали набирать высоту по одному из ответвлений грунтовки, забираясь на вершинку и вот - перед ними открылся весьма захватывающий вид, среди элементов которого угадывались Басман с Кемаль-Эгереком. Однако глазеть некогда, народ, панимаш, хочет пить, и партия водных изысканий двинулась дальше траверсом, который (ну кто бы сомневался) очень скоро переродился в изобилующий каменюками азимут. Спустившись немного, Мисти с Бобусом попали в лес, и дальше дело пошло веселее: с задорными матюгами они весело и непринуждённо скатывались по листве вниз, туда, где в GPS-навигаторе Бобуса была забита точка родника Беш-Текне. Матюги периодически разбавлялись выстраданными фразами "обратно я здесь идти не хочу" и "от обеда до ужина воду понесу точно не я".

Выкатились!
Взору путников открылась небольшая уютная полянка, украшенная семью корытами, по пяти из которых струилась она, живительная влага! Думаете, водовозы тут же бросились скорее заполнять все ёмкости, чтобы спасти от жажды своих товарищей, героически спящих в тот момент где-то под Эндеком? Щаззз.
Они набрали пол-литровую бутылку кристальной холодной воды, сели под деревцем и начали неспешно пить. Вокруг пели птички, жужжали всякие букашки, у родника тусовались двое туристов, уже встречавшихся прошлым вечером. Было хорошо. Мисти поднялся, оглядел готовую к набору кучу бутылок, задумался и... набрав ещё пол-литра, снова сел под дерево. Было по-прежнему хорошо.
Наконец решив, что пора бы заняться тем, ради чего собственно они тут, Бобус и Мисти встали, подошли к роднику и... а чёрт с ним! Ещё пол-литра - и под дерево ;) Когда Бобус, у которого вода плескалась в глазах и вот-вот грозила политься из ушей, сообщил, что пить он уже не может, Мисти понимающе кивнул и... выпил ещё полбутылки. В глазах Бобуса плавало непритворное восхищение этим аттракционом неслыханной жадности.

Быстро набрав 17 литров, партия водных изысканий выдвинулась обратно. Листья и камни решено было оставить в покое, шли по тропе. Долго ли, коротко ли (в общем-то недолго, да) - путники вышли на Яйлу и оказались у памятника партизанам. Почтив память борцов с фашистской сволочью, водовозы вышли на транс-яйлинскую грунтовку и включили крейсерскую скорость. Дорога легко ложилась под ноги, было комфортно и совершенно не хотелось пить: вода до сих пор плескалась где-то у горла.

На месте обеда водовозы были встречены улыбками на фрагментарно загоревших лицах (а нефиг спать на солнце ;) ). Спазм критично глянул на уставших водных изыскателей и протянул им свой "энергетический напиток". Бобус начал было отказываться, потом глотнул немного, потом ещё немного и ещё немного...

- Слушай, я кажется начинаю понимать, как можно пить портвейн во время дневного перехода! - озарение подвинуло Бобуса ещё на одну ступеньку вверх на лестнице, ведущей с этажа "опытный турист" на этаж "аксакал, работающий на портвейне". Энергия спрятанного в винограде солнца мощной волной смыла усталость, забылись слова про "воду понесу точно не я", Бобус схватил рюкзак и рванул по яйле.
Ошалело переглянувшись, прочие ринулись вдогонку.


Яйла
©
Misty

На пути к Ставрикайке
©
Bobus

В японском стиле
©
Misty

Чем пахнет?
©
HenoceDa
В считанные минуты группа поднялась на возвышение, откуда были приятные виды на яйлу, и свернула левее, подойдя к протянувшейся от самой Ай-Петри полуразрушенной каменной кладке. Эрудированный Бобус поведал, что стена построена по проекту некоего инженера Сикорского (не того, что самолёты и вертолёты строил, а его родственника) в целях удержания на яйле талых вод. Думая, как она могла защищать Ялту, Мисти ничего толкового не придумал и решил, что Сикорскому было виднее. Не тому, который самолёты строил, а родственнику.

Перешагнув кладку, авантюристы начали постепенный спуск среди сосенок и ярко-зелёных пятен можжевельника. Слева виднелась освещённая предзакатным солнцем Ялта, справа в контровом свете высились зубцы Ай-Петри. В отличие от предыдущих вечеров дымки почти не было, жизнь определённо налаживалась.
Несколько минут спустя Бобус вывел остальных на симпатичную поляну, с юга переходящую в обрыв. Под ногами чуть левее расстилалось Ялта, а за ней сливалось с горизонтом море. Забыв про ужин и установку палаток, люди сидели и впитывали вид.

- Вот она, Ставрикайская тропа. Завтра нам по ней идти, - показал Бобус на обрыв. Все удивились - тропа? Да где? О, гляди-ка, и правда тропа нарезает склон обрыва крутым серпантином. Аар и Мотылёк скептически поглядывали то на тропу, то на свои кроссовки. Завтрашний спуск обещал быть весёлым.

* * *

В масть, ох в масть пошла купленная в Соколином заправочка для борща! Мисти уважительно поглядывал на Бобуса: всё же опыт есть опыт. Но поглядывал осторожно, чтобы Бобус не видел. А ну как зазнается ;) Борщец выл выеден до основания, а затем...
Некоторое время отняла традиционная вечерняя беготня со штативами, и когда Ялта была отснята во всех возможных (двух или трёх) ракурсах, фотолюбители успокоились. Со стороны костра, куда удалился Спазм, явственно потянуло кофейным ароматом.

Умиротворение. Чтобы не сильно отвыкать от цивилизации, тихонько мурлыкал плейер, и так же тихонько ему подвывал народ. Идиллию нарушил подошедший не в меру циничный Мисти:
- Поёте? Ну-ну. Прям ночь живых мертвецов над Ялтой %)
(из воспоминаний Непоседы)


Увидеть море
©
Misty

Ну где же супчик?..
©
HenoceDa

Ялта
©
Misty

Огни
©
Misty
К ночи ветер стих, и ничто не мешало мерцающим ялтинским огням завораживать путников своими узорами. Переливающаяся сеть тысяч жёлтых и былых точек с сотнями попавших в ловушку красных стоп-сигналов далёких автомобилей. Там ночная жизнь, там кафешки, , там прогуливающиеся парочки и музыка на набережной. А здесь тишина, запах костра и великолепный кофе. Момент, когда время хочется остановить.

У костра
©
Bobus

Багровые отсветы... фонарика
©
Bobus

Маэстро за работой
©
Misty
© Misty, 2009-2010