:: АВАНТЮРА 13 ::
*
:: ДЕНЬ 4 (20 МАЯ) ::
Привыкшие ходить

Есть такие дороги - назад не ведут…
("Мельница")

Утро началось бодренько, не в пример предыдущему. Мисти выскочил из палатки, до хруста потянулся, зевнул (тоже до хруста) и подошёл к кострищу. Там уже колдовал Гена, кипятя воду и изредка спотыкаясь о ловящего последние сладкие мгновения сна Володю. Сегодняшний Гена неудержимой тоской во взоре напоминал вчерашнего Мисти, за что получил призовую кружку абсорбента. Наскоро сфотографировав высунувшуюся из спальника голову Володи, Мисти с фотоаппаратом и штативом ускакал вниз по речке.

Первым делом был зафиксирован родник Намоли-Чокрак, после него пришло время самой Баги. Оказалось, что там особо не расфотографируешься - кругом деревья и обломанные ветви, поэтому наскоро сделав пару-тройку снимков, Мисти двинулся в обратную дорогу. Задержался он у озерца, возле которого стоял полиэтиленовый вигвам и раскладная скамейка с читавшим газету дедушкой. Искоса глянув на пляшущего вдоль берега фотографа, странный дедушка хмыкнул и снова углубился в свежую прессу.


Бага
©
Bobus

Порожки
©
Bobus

Спускаясь по реке
©
Bobus

Ванна
©
Bobus

Доброе утро
©
Misty

У воды
©
Misty

Место для медитации
©
Misty

Озерцо
©
Misty
По возвращении в лагерь Мисти оказал посильную помощь в нелёгком деле уничтожения припасов, критично оценивая поочерёдно выползающих из палаток засонь:

- Ну Саныч, ты горазд спать после контузии-то...
- О! Гляньте, вьетнамские пчеловоды...
- Олег, тебе эта куртка к лицу... ну я это не в плане помятости...

За что был удостоен нескольких особо ласковых взглядов, а затем и вовсе был поставлен на место фактом возвращения Бобуса. Да, товарищ Мисти, рано вы зазнались, вон, кое-кто и пораньше встал, и подальше сходил. А кое-кто ещё более шустрый, типа Кота, вообще ушёл чуть ли не с рассветом и не вернулся до сих пор.

Тем временем Спазм и Непоседа тщательно спаривали два "басковских" спальника. Оба спальника, будучи вроде бы одной модели, тютелька-в-тютельку состёгиваться не желали, оставляя 10-сантиметровую разницу в длине молний. Собранный в конечном итоге кадавр смотрелся внушительно и угрожающе.

- В такой спальник меня можно третьим положить! - плотоядно ухмылялся в усы Бобус.
- Только первых двух придётся вытащить, - предупреждал недобрый Мисти.

Испившая чаю Оля-Алёна критично посмотрела на царившее вокруг броуновское движение:

- Ну вы москвичи и горазды по утрам собираться! Вы что, спать пришли? Мы вас так долго ждать не можем. Догоняйте!

После чего одесситы и присоединившийся к ним Саныч за 10 минут собрались и отчалили. Действие было равносильно волшебному пенделю, остальные тут же начали собирать в рюкзаки свои пожитки. В разгар суеты вернулся Кот.
- Я, пожалуй, с ними, - сказал Бобус и, утрамбовав рюкзак, встал на старт.
- Толик, подождите нас, мы тоже идём! - взывала Мотылёк.

И молдавская подгруппа тоже бодро усвистела вверх вдоль русла.
ХАМмер на правах единственного оставшегося сусанина неспешно чистил свою миску, вызывая в памяти старый анекдот, что мол, пусть себе торопятся и бегут, а мы неспешно спустимся и...

Неспешно собравшись, Володя, Мисти, Спазм и Непоседа отправились вверх вдоль русла под мудрым руководством ХАМмера. Напутствием им было традиционное Костино "явасдогоню". Традиции Костя ценил.

* * *

Кот догнал ушедших вперёд попутчиков уже за очередной группой водопадов, чуть не доходя до родника Фурун-Чокрак. Немного посуетившись, шестеро путников двинулись дальше по остаткам грунтовки, уводящим вверх по руслу реки. Напротив безымянного родника заваленный стволами деревьев профиль грунтовки резко сворачивал левее и "стремительным домкратом" взлетал на стенку оврага, теряясь где-то в растущем выше кустарнике. Немного поплясав с фотоаппаратами вокруг судорожно метавшейся по стволу древесной лягушки, путники растянутой цепочкой двинулись вверх.

Остатки дороги вывели к явно упорядоченным в своё время посадкам, возможно даже фруктовым (не такое ли место в тюркском наречии зовётся словом "чаир"?), сразу за которыми повернули направо, уходя вверх всё тем же стремительным домкратом. Цепочка подзадолбавшихся уже путников медленно ползла по прошлогодней листве, и только социально ответственный Володя не прекращал свою бурную деятельность по сохранению целостности группы, поджидая отстающих и не упуская из виду авангард.
Вскоре дорога упёрлась в небольшой каменный гребешок и иссякла. Пройдя немного траверсом по склону оврага, туристы присели в тени одиноко стоящего можжевельника. Недалеко виднелась тонкая вроде бы полоска деревьев, за которой должны были открыться взору чарующие виды с обрывов горы Пампук-Кая.

Если вы видите тонкую полоску леса - не верьте! Она непременно окажется жирной полосой сухостоя, оплетённого колючим кустарником. Чертыхаясь и засыпая себе за шиворот порцию за порцией древесной трухи, Мисти полз под ветками удивительно цеплючих растений и нецензурно думал о живой природе. Сил что-то говорить не было, да и некому - даже традиционные окрики "ветка!" стали не нужны, поскольку остальные его попутчики затерялись где-то в глубине этого хищного леса. Увидев просвет, Мисти поднатужился и с душераздирающим треском вырвался из объятий приставучего дендрария, с удивлением обнаружив себя на слабо наезженной колее. Отдышавшись, он услышал рядом характерный треск. Система "свой-чужой" определила, что рядом борется с зеленью Непоседа. Спустя некоторое количество минут она тоже вывалилась на опушку. На радостях от освобождения Мисти с Непоседой зашустрили по дорожке и пришли в тупик с кормушкой для животных.

- Я это не ем, - угрюмо пробормотал Мисти, и они двинулись в другую сторону, вскоре выйдя на хорошо наезженную грунтовку. Хорошо-то как, товарищи! Можно идти!
Буквально в течение пяти следующих минут на эту же грунтовку выпали скудно матерящиеся тела остальных участников забега с препятствиями.
К обрывам вела радующая глаз ровная грунтовка, пролёгшая по восхитительно пустынному лугу. Жизнь налаживалась.


Починяет :)
©
VBez

На дорожку
©
VBez

Планы на сегодня
©
VBez

Йа квакушко
©
VBez

Вид с горы Пампук-Кая
©
Misty
Общий план. Синева неба, солнце, облака. Лёгкий ветер поднимается из долины и колышет траву на краю обрыва. Небо постоянно смотрит на нас, и нам будет не лишним хоть иногда выгадать часок, чтобы посмотреть на него. "Shine on you crazy diamond" - ненавязчиво доносится извне. Облака медленно складываются не то в фигуру птицы, не то в какой-то исполненный смысла иероглиф, будто силясь донести людям что-то важное, и начинает казаться, что разгадка близка, вот-вот зазвучит таинственный голос, открывающий смысл жизни...

- Мисти, портвейн будешь?

Тьфу, шайтан, какую песню испортил!

Впрочем, подъехавший бортовой "Урал" испортил песню ещё больше. Туристы опасливо косились на вылезших из грузовкика подозрительного вида мужиков. Те в свою очередь опасливо косились на туристов. Решено было снять неловкость ситуации и пойти дальше, тем более, что и так засиделись.
И вот под ногами лента дороги на Маркур.

* * *

Когда попадается действительно интересный попутчик, понимаешь, что времени в дороге слишком мало, чтобы вдоволь наобщаться. Коллектив стоял на венчающей перевал Маркур Западный развилке и торжественно провожал уходящего в цивилизацию Володю. Жаль, что зовёт работа. Быстрая разгрузка, расчёт денег, обмен рукопожатиями - и вот, осталась групповая фотография на память, положительное впечатление и пара-тройка килограммов консервов.
Упс. Консервы по рюкзакам распределяться никак не хотели, даже в руки как-то брать их не хотелось...

- И мне что-то дадите? - мимолётом поинтересовался довольный Кот, упаковывающий врученные ему "шашлычные" деньги.
- А ты, Костя, думал, что тебе только деньги дадут? - мрачно улыбнулся Мисти, поигрывая полновесной банкой днепропетровской тушёнки. Вся "разгрузка" доставалась тем пятерым, что проводили ВБеза. Жаль, жаль, что одесситы и молдаване так быстро убежали ;)

* * *

Дорога, закладывая гуманные подъёмы и спуски, продолжала уводить путников на восток. Иногда ХАМмер давал пояснения: "это тропинка на Сандык, ишь как натоптали", "отсюда утром вышли Саныч и одесситы", "здесь можно идти двумя путями: верхний короче, нижний ровнее". Мисти и Непоседа выбрали "короче", пустившись вдогонку за Котом, выбравшим более экстремальный маршрут по наитию, ХАМмер со Спазмом пошли "ровнее".
Через полкилометра дороги вновь соединились и группа вышла на очередную развилку.

- Направо Ай-Димитрий, налево Ялпах, - проинформировал штатный Сусанин и решительно направился по левой грунтовке. Однако, пройдя метров двести, присел у раскидистого дерева и сказал, что видел он тот Ялпах во всех его ялпаховых ракурсах, а посему лучше посидит и посторожит рюкзаки.

Грунтовка достаточно быстро вывела к полянке (заметка на память: неплохое место для стоянки), с которой слабо натоптанная тропинка уходила на каменистый склон Ялпах-Каи. Путники забрались к вершине и прибалдели... Это была словно вторая серия Пампук-Каи, но с явно выраженной вершиной и бонусным видом на Байдарское водохранилище. Тишина, благодать, птички, травы... Воздух...
Спустя четверть часа Мисти, весь из себя одухотворённый, побежал искать родник в ущелье между Ялпахом и соседней горой Кара-Тепе. Как ни странно, родник был, но подъём обратно к полянке был медленным убийством. И это при том, что за спиной был не полновесный рюкзак, а всего лишь пара литров воды! Ай-яй. Негуманно.
Одновременно на полянку вышли Спазм и Непоседа. Привычно уже не обнаружив среди себя Кота ("явасдогоню", ага), троица пошла в сторону ХАМмера.

Подававшая некоторые надежды дорога риказала долго жить у какого-то бедного духом родничка. Изрыгая сквозь сомкнутые зубы страшныя ругательства, авантюристы начали прокладывать очередной "азимут". Долго ли, коротко ли, но он вывел их к очередной полудохлой грунтовке, которая постепенно ожила и привела на гору Куртлер. Сбегав налегке к вершине, они засвидетельствовали своё почтение странному сооружению*, после чего вернулись к рюкзакам и отправились далее.

* Деревянная охотничья вышка, ловко надетая на деревянный же геодезический знак. Сооружение своим трёхэтажным видом внушает всяческое уважение, но не порождает ни малейшего желания забраться на венчающую конструкцию площадку (прим. авт.)

Однажды Зам и его друг Лучкин шли с Ай-Димитрия по хребту Иванча-Бель. С него они не повернули вниз направо в Ховалых, а пошли дальше, прямо-вверх. На Куртлер. И таки заложили "штрафной круг" через Ай-Димитрий. Со второго раза они повернули уже правильно.
Эххх... Молодые были, сил было больше, чем... Как ты там сказал? Высшего Разума?
(из воспоминаний ХАМмера)

Повторять подвиг Зама ни желания, ни здоровья уже не было, поэтому группа свернула в нужном месте левее, взяв курс на Ховалых. Само урочище Ховалых явилось взору через несколько минут в виде симпатичного вида поляны в низине, окружённой пологими лесистыми склонами. Чуть передохнув, путники двинулись дальше по тянущейся вверх грунтовке, пока наконец не вышли на дорогу Чайник - Орлиный Залёт. Эта развилка была знакома Мисти по сентябрю-2006, и не отдохнуть на ней было грешно. Сидя на обочине, он смотрел на угадывающийся где-то в кронах деревьев закат, который снова не получилось встретить на Залёте, но настроение почему-то было светлым. Видимо, пройденные 20 с лишним километров способствовали умиротворению.

Дальнейшая дорога была знакома и пролегала по прямой до очередного Дуба, по прошествии которого ХАМмер напомнил, что дрова можно нести уже отсюда, поскольку на самом Залёте всё горючее подчищено многочисленными группами на майских праздниках. Зная ситуацию с дровами не понаслышке, Мисти поволок за собой найденный у дороги древесный ствол.
Пройдя мимо развилки на Данильчу и официальной стоянки "Барская Поляна", путники с шумом ввалились на знакомую уже площадку. Жизнь тут же забурлила, посыпались вопросы "а вы где шли?", "а вы как?..", "как тут закат?", "да какой на фиг закат, дымка...", затем традиционное - "а Костя где?". Началась суета возле костра, обычно предшествующая ужину.

В стороне от кипящей жизни, понуро свесив голову, на бревне сидел Спазм и что-то бормотал про километры и про то, сколько вообще можно ходить. Сделав паузу, он поднял печальные глаза и сказал на выдохе:

- Кладите меня и имейте* меня.

* Ну или что-то в этом роде было, никто с устатку не запомнил (прим. авт.)

* * *

Обычная вечерняя суета, что всегда сопутствует разбивке лагеря, отвлекла от усталости, и к супчику Саныча нашли в себе силы подползти даже те, кого можно было "класть и иметь". Спазм именно что подполз, потому что стёртые китайскими кроссовками до синевы ноги не то что ходить не могли, на них даже смотреть без содрогания невозможно было. По настоятельному требованию Бобуса неудачливые конечности были намазаны "Спасателем" и обёрнуты во что-то белое и чистое. Инвалиду налили полуторную порцию супчика.
Перед поеданием был поднят традиционный тост за всех, кто дошёл. И тут выяснилось, что на месте ещё не все: Аар с Мотыльком ушли к Данильча-Кобе и до сих пор не вернулись, а Кот до сих пор не пришёл с маршрута. Да и вспомнился отправившийся зарабатывать нелёгкие программерские деньги ВБез.

- Одного сегодня потеряли точно, - констатировал Гена и добро-добро улыбнулся. - Трое под вопросом.

Один из тех, кто был "под вопросом" - это, конечно же, Кот. Для него Саныч по традиции оставил порцию супчика, которую охранял невозмутимый ХАМмер. А охранять было от кого...

- А ещё суп есть? - плотоядно облизывался Спазм.
- Ты не наелся?
- Нууу... У меня есть две планки: "наелся" и "для удовольствия".
- Олег, заведи себе ещё одну.
- ???
- Совесть.

Кстати, эта самая совесть подсказывала Бобусу и Мисти, что затерявшихся во мраке Данильчи попутчиков неплохо бы найти, но что может сделать совесть с голодным желудком? Бобус волновался, не зная, есть ли у ребят фонарик, но от нервов аппетит только рос. Короче, поисковая партия стартовала только после вылизывания посуды.

- В Крыму засветло даже в туалет надо брать с собой компас, карту и фонарик. Мало ли что, - размышлял вслух Саныч.

Выйдя на грунтовку, Мисти подумал, что это уже традиция - бродить ночью по Орлиному Залёту. В прошлый раз дрова искали, теперь вот кишинёвцев... ;) Спустившись по тропинке, ведущей к Данильче, примерно наполовину, поисковики с облегчением увидели пляшущий навстречу тусклый диод китайского фонаря. Плясалось фонарю тяжело, потому как Аар нёс не только фонарь, но и забитый баттлами с водой рюкзак . Широким жестом забрав себе рюкзак, Бобус через пару мгновений понял, что Аар таки крут. Даже центнеру ходячей мышечной массы* было нелегко удерживать равновесие с этаким монстром за спиной.

* Ну там, конечно, помимо мышечной массы, ещё малэнько-малэнько "социальных накоплений" имеется. Кто знает, может они рюкзаку подыгрывали ;) (прим. авт.)

Поднявшись по увитой корнями тропе обратно до грунтовки, зоркий сокол Бобус тут же углядел что-то во тьме. Мисти пригляделся - и правда, фонарик! Да это же... Лица озаряют улыбки - Коооооостя :)

- Ноги вот добил, - жаловался на обувь босоногий странник. При этом он был абсолютно спокоен и настолько непоколебимо уверен в Саныче, который всегда оставляет загулявшим порцию супа, что ложку достал едва ли не быстрее, чем снял рюкзак. По окончании уничтожения пищи начались традиционные беззлобные разборки.

- Ну и где ты шёл? И зачем туда свернул? - пытал вопросами ХАМмер.
- Да у меня в этом месте... - пытался что-то донести Кот.
- И кстати, зачем тогда дорогу спрашивал, если на карте всё правильно нарисовано?
- Да у меня на карте... -
разворачивается видавшая виды портянка туристической полукилометровки. - Вот.

Аккурат на месте Орлиного Залёта и окрестностей в полупрозрачном от частого использования листе зияла аккуратная дыра.

Далее следовали традиционные посиделки у обрыва с рассматриванием освещённых электрическим светом улочек Соколиного ("Мисти, глянь, цивилизааация..."). Редкие диалоги нарушают тишину, каждый думает о чём-то своём. Многим завтра уже ехать домой, кто-то из них об этом ещё даже не знает.
Шелест ветра и мистическая точка лунного света на самом краю обрыва: это ночное светило отражается в табличке памятника партизанам.

До глинтвейна дотянули оставшиеся у костра избранные и уловивший чарующие ароматы Бобус (поди, специально не спал, а лежал в палатке и караулил?) ;) ХАМмер Толю уважал, поэтому наполнил ему кружку и пошёл к палатке.

- За Крым! - послышалось оттуда


На Ялпахе
©
Bobus

Разгрузка
©
Misty

Групповое фото на прощание
©
Misty

Следующие на Ялпахе
©
Misty

Загадка Куртлера
©
Misty

Лишённый правильного света
©
Саныч

Подсвеченная ночь
©
Bobus
Луна продолжала своё вечное шествие по небосводу, перестала загадочно светиться табличка на памятнике партизанам. Снизу всё ощутимее навевало холодом, угли костра уже едва мерцали. Палатки с утомлёнными долгим переходом людьми постепенно охватывал сон. Десять человек уже видели что-то, недоступное обычному зрению, что-то, приходящее к людям лишь по ночам.
Десятеро спали. Один не спал. Он сидел на краю обрыва и размышлял о чём-то своём, глядя на тёмную громаду бойкинского массива, на мерцающие внизу огни Соколиного.

Слегка посеребренный лунным светом воздух пронзил одинокий вой.

© Misty, 2009-2011