:: АВАНТЮРА 11 ::
*
:: ДЕНЬ 5 (19 СЕНТЯБРЯ) ::

Матрасники Тырке

... О далёких мирах, о волшебных дарах,
Что когда-нибудь под ноги мне упадут
(Юрий Лоза)

... И снилось ему, что он в походе, идёт себе спокойно без рюкзака, а на привалах его ждут тенистые оазисы с холодными и не только напитками, вкусняшкой и прекрасными наложницами, которые стояли с опахалами и отгоняли назойливых насекомых, а поутру будили его, нашёптывая: "Мисти, вставай, уже утро... Вставай, Мисти..."

- Мисти, вставай, иначе пропустишь все свои кадры!

Вот это уже было сильно, покруче "Фауста" Гёте. Мисти подпрыгнул и неминуемо разжился бы сотрясением мозга, будь у крыши палатки должная жёсткость. Судорожно вжикнув молнией палатки, он выбежал в утреннюю свежесть, вернулся, обулся, выбежал, вернулся, прихватил рюкзак с фотоаппаратом, выбежал, вернулся, прихватил штатив... Сделал глубокий вдох, чинно взял литрушку воды, и торопливо направился в сторону опушки. Уже бегом он догонял Бобуса и Наташу, шествовавших навстречу зарождающемуся рассвету, когда его накрыло. Недовольный столь ранней побудкой организм напомнил хозяину, что отмечание заключительного вечера похода закончилось не более пяти часов тому назад. Будто пронзённый стрелой, Мисти встал посреди одномоментно поблекшего разнотравья и, на краткий миг задумавшись о неотвратимости возмездия за питие и чревоугодие, извлёк воду и отпил. В мир начали возвращаться краски.

А краски были просто на зависть, красноватое рассветное освещение постепенно наливалось оранжевым, небо с каждой минутой приобретало всё больше тёплых оттенков, и лишь тёмно-серые горы на востоке укрывали в своих ложбинах и ущельях остатки ночи, спрятав их под пеленой холодного тумана.
Щелчками зафиксировались на краю ущелья ноги штативов. Кепка на голове у Мисти повернулась в "рабочее" положение - козырьком назад (без щелчка). Глядя по сторонам, оценивающе сощурись две пары глаз, пристрелочным залпом деловито клацнули затворы фотоаппаратов...
Вакханалия съёмки продолжалась неизвестно сколько - в мире рождающегося заката время было забыто, равно как забыт был ранний холодный подъём и прочие неудобства походной жизни. Три человека впитывали в себя энергию зарождающегося дня. Конечно, более всех это удавалось Наташе, не тратившей драгоценные секунды на установку выдержки и диафрагмы, а спокойно садившейся и созерцавшей то плавно вырастающее из-за далёкого Меганома солнце, то окрашивающийся его лучами противоположный склон ущелья...


Рассвет на Тырке
©
Misty

Склоны
©
Bobus

В утреннем свете
©
Bobus

Утро Хапхала
©
Bobus

Крым просыпается
©
Misty

Золото
©
Bobus
Когда осенённые благодатью восходящего солнца вернулись в лагерь, остальные участники прогулки начали просыпаться. Их тоже не обошла стороной тяга к прекрасному, в данном случае - к "поляне" с кострищем ;) Постепенно извлекались из пакетов вчерашние ништяки, замерцал огонёк горелки Тахира. Завтрак принял неожиданный размах: гордо возлежавшие на притащенных поближе к еде ковриках патриции изволили откушивать всяких вкусностей. Мисти наиболее запомнился деликатеснейший ялтинский лук с майонезно-оливковым соусом. Ах, как романтична нехитрая походная пища... ;) Как водится, разморённый организм грезил об отдыхе.

- Вот сейчас бы стал мой коврик ковром-самолётом... И ещё пять дней похода...
- Ага. Держи карму шире, -
разрушил мечты ХАМмер. Что сказать, умеет человек приободрить, успокоить :)

Тем временем неуклонно приближалась развязка. Пятеро должны были спускаться в цивилизацию, а четверо (Бобус, Кот, Наташа и Тахир) отправиться в гости к Демерджи, Чатыр-Дагу, Бабугану... несправедливость была столь вопиюща, что Мисти при расставании не то чтобы пустил слезу, но позавидовал крепко.
Жаль, что так быстро. Жаль, что не вышло настоящей Банды, признаки которой столь чётко прослеживались в прошлом сентябре на Седам-Кае и Узундже... Но расставания, как известно, лишь пролог будущих встреч.

* * *

Мисти сидел на скальнике рядом с тригопунктом, что был на вершине горы Тырке, и задумчиво смотрел на дымку в промежутке между Тырке- и Караби-Яйлой. За дымкой была бесконечность Чёрного моря, олицетворяющая собой бесчисленность мест, где хочется побывать. Поход традиционно оставил вопросов больше, чем дал ответов, на одно посещённое место приходилась масса мест, которые непременно хотелось посетить. Да и многие посещённые места, Мисти знал, будут звать к себе ещё и ещё.
Вдали на кромке обрыва угадывались три фигурки, это были не встречавшие рассвет, а оттого решившие пройти вдоль Хапхала Мерлин, Спазм и ХАМмер. Чуть правее на самом краю сидела ещё одна маленькая чёрная фигурка - это Кот, традиционно "я-вас-догоняющий" ушедших к Демерджи. За фигурками нависали густеющие над ущельем облака.
По другую сторону от тригопункта сидел Саныч, думая о чём-то своём. Мисти подозревал, что мысли были схожие. Когда тройка гуляющих вдоль ущелья заложила большой полукруг и приблизилась к горе Тырке, Саныч и Мисти начали спускаться параллельным курсом. Началась дорога с гор.

Петляющая по яйле грунтовка вела всё ближе и ближе к накрытым облачной шапкой верховьям Хапхала, и пришлось совершать "намаз" противосолнечным кремом, потому что на стыке облаков и солнца, когда на коже оседает множество микроскопических капелек влаги, обгореть - как нефиг делать. Справа подошла дорога, ведущая с Букового кордона, слева тянулись скальные гребешки, за которыми пряталась туманная бездна ущелья. Во время краткой остановки Мисти вышел на один из гребней и, сделав кадр, молча смотрел на исчезающий в сером ничто откос и на приходящие из ниоткуда прохладно-липкие клочья тумана. Не пели птицы, не стрекотала прочая живность, природа молчала.


Колея
©
Misty

Уходяги :)
©
Merlin

На обрывах Хапхала
©
Merlin

Утро на Тырке
©
Саныч

Ну очень низкая облачность
©
Misty

Разрезая туман
©
Misty

Перекликаясь с небом
©
Misty
Дойдя до перевала, разделяющего Хапхал и Курлюк-Баши, группа свернула правее и, пройдя по устланной крокусами луговине, углубилась в лес, скрывающий истоки Курлюк-Су. Уже в лесу перманентно зависающий Мисти догнал остальных и, чуть притормозив, спустился проведать родничок. Как ни странно, родничок (по осени - колодец) был жив и даже кем-то оборудован, сверху находилась приоткрытая крышка, собранная из досок и полиэтилена. Немного очистив колодец от листьев, он прикрыл источник и пошёл обратно на тропу.
Спуск к поляне Курлюк-Баш занял традиционные сорок с чем-то минут, по истечении которых путники оказались в царстве летающей паутины. Паучье творчество висело на траве, деревьях, цеплялось за руки лицо и одежду, блестящие вихри летели по ветру, иногда закручиваясь причудливыми узорами на фоне небесной синевы. Под всем этим липким великолепием стояло некоторое количество палаток, возле которых лежали загорающие тела, благо погода и расположение поляны тому способствовали. Благодаря защищённости от ветров, жарища стояла знатная.

Отдохнув в тени придорожного дерева и разведав "нижний" родник Курлюк-Баш (работает, хотя и очень вяло; судя по живому ручью, "верхний" родник был обильнее), путники двинулись дальше по дороге на запад. Долгое время они шли тенистым лесом, пару раз раздумывали, куда сворачивать, в результате свернули правильно и под шум бензопил вышли к развилке со стёршимся плакатом и бревном для сидения, что была знакома Мерлину, Мисти и Спазму по дождливому маю 2005 года. Долго сидеть не стали, опасаясь дождаться лесников, что чистили лес где-то рядом, и в темпе двинулись дальше.
Маршрутную тропинку налево вниз сначала, естественно, пропустили, но потом вернулись и нашли. Спуск по ней был весьма долгим и монотонным, но тройка поднимавшихся по ней два с половиной года назад единогласно решила, что спускаться в тёплую погоду здесь гораздо гуманнее, чем подниматься при холоде и дождине.

В конце прямого спуска вышла заминка. Весьма побитая новыми впечатлениями за прошедшее время память подсказывала, что надо идти по стрёмной тропке вниз, а метки маршрута утверждали, что следует двигаться правее, по маркированной старой грунтовке. Саныч и ХАМмер, будучи в этом месте впервые, мнений не высказывали, Спазм и Мерлин тоже не особо активничали, и Мисти потопал вправо, доверившись маркировке.
Первые метров сто ему казалось, что зря: дорогу настолько ловко перегораживали вроде бы редкие упавшие деревья, что авантюристам пришлось буквально просачиваться дальше. Однако вскоре бурелом прекратился, и спуск продолжился в прежнем темпе.
Бредя вдоль мрачного оврага с редкими отблесками влаги где-то на дне, Мисти уже точно знал, что здесь он раньше не ходили. Но волноваться не с чего, направление нужное и тропа натоптанная.

Некоторое время спустя начали попадаться таблички, из которых путники узнали, что идут они "партизанскими тропами горного Крыма". Сей факт был встречен стойко и отмечен экспресс-поеданием копчёной колбасы.
Сделав рывок вверх-вниз, дорога неожиданно вышла к абсолютно сухому руслу Курлюк-Су у самой подстанции в Сосновке. Последние метры пути под воспоминания о том влажном мае, когда на месте сухих камней был бурлящий поток, и вот она - трасса. Считанные минуты, чтобы переодеться и влезть в жаркий троллейбус, что великодушно остановился у подстанции. Час пути до симферопольского вокзала, чтобы осознать: поход кончился, кончился, кончился...
А где же Саныч? Нет его в троллейбусе, не смог он так быстро влиться в кипучие ритмы цивилизованной жизни. На следующем "рогатике" поедет.

* * *

Пыль и толчея на привокзальной площади, расставание с Мерлином, поиск нужного автобуса. "Это ХАМмер... Это Настя, это Вика, это Света..."
Запрыг в автобус вместе с подкатившим в последнюю минуту Санычем, стремительная дорога к Севастополю, поиск жилья по телефону.
Автовокзал в столице русских моряков, утрамбовка недовольных граждан рюкзаками в "топик".
5-й Километр. Кратким мигом нахлынувшие воспоминания о "том самом первом разе с мыса Айя", мелькнувший сбоку киоск "Медоборы". Очередной топик - уже до Балаклавы, но снова недовольный водитель, подозрительно косящиеся на пыльные рюкзаки пассажиры.
Матрас, как реальность, данная в ощущениях...

© Misty, 2007-2010