:: АВАНТЮРА 11 ::
*
:: ДЕНЬ 4 (18 СЕНТЯБРЯ) ::

Шагомеры Караби

Remember when you were young,
You shone like the sun.
Shine on you crazy diamond...
("Pink Floyd")

Очнувшись, Мисти первым делом высунул нос из палатки. Лес Чегинитры просыпался, ласкаемый косыми лучами утреннего солнца... Солнца?!
Хитрый Бобус не разбудил коллегу-фотоманьяка на рассвете и решил сфотографировать самое вкусное в одиночку? По мере выползания из спальника, одевания и обувания Мисти наполнялся праведным гневом. Но вскоре гнев угас: по ряду косвенных признаков стало ясно, что сам Бобус вовсе не доснимает последние вкусные кадры, а забылся сном праведника, взобравшегося с Рыбачьего на Большие Ворота, а до того не спавшего ночь в автобусе "Кишинёв - Симферополь". Моментально простив всех и вся, Мисти прихватил технику и деловито пошёл вверх.
Бобус мирно посапывал в своей палатке и не подозревал, какие страсти успели вскипеть и остыть вокруг него.

Кроссовки начали поспешно набирать влагу с травы, Мисти вырулил на колею и пошёл в направлении ближайшей вершинки. Через сотню метров он пересёк местную линию терминатора и понял, что погорячился с одеждой. В этот день крымская природа явно решила вспомнить, что сентябрь - это ещё не совсем осень; Мисти начал спешно разоблачаться. Взойдя на вершину, он вдохнул свежесть крымского утра, поглядел по сторонам и, выбрав точку, поставил штатив...

Когда Мисти вернулся в лагерь, там уже помаленьку закипала жизнь. Деловито шуршал чем-то в палатке Саныч, снаружи обувался ХАМмер, меж деревьев бродил опасный фотоманьяк Бобус, ловкие Наташа и Тахир ужу умудрились схлопнуть палатку и зажечь горелку.
Солнечные лучи золотили листья и причудливо очерчивали светлыми ореолами стволы вековых деревьев. Сделав ещё пару кадров, Мисти деловито хмыкнул и пошёл к Тахиру напрашиваться на кофий.
Немногим раньше Кот отправился гулять по скалам, за ним последовали ХАМмер и Бобус*. Утро набирало обороты

* ХАМмер и Бобус, почёсывая животики, с восторгом внемлили скачущему по узким гребешкам мэтру (прим. Бобуса)

Не особо затягивая, путники отзавтракали и продолжили собираться. Тормозить не хотелось, путь в этот день предстоял неблизкий. По возвращении фоторепортёров вспомнилось, что в дорогу никак нельзя идти без воды, и партия водных изысканий в лице Мисти и Тахира, тщательно бодрясь, отправилась заливать тару. Не то чтобы им было легко, но остальным не хотелось шастать по оврагам ещё больше ;)
Дойдя до знакомого уже одинокого дерева и ссыпавшись к фрагментарно выходящему на поверхность ручью, искатели выложили на солнце богатую коллекцию пластиковой тары и начали долгий процесс заполнения. Глубина озерца позволяла наполнять ёмкости только при помощи кружки, чем и был занят Тахир, пока Мисти топтался вокруг да около и фотографировал. Наполнив часть бутылок, Тахир передоверил важное и ответственное мероприятие Мисти, а сам, отогревая на ходу замёрзшие руки, отправился обратно в лагерь со своей частью добычи. Мисти включил плеер и начал методично черпать. Когда заполнилась последняя бутылка и в наушниках зазвучала "Caribbean Blue", он встал и, остановив взгляд на плавно уходящих вниз склонах оврага, замер.

* * *

Не начинающая покрываться осенним золотом чаша Панагии, не скалистые просторы южных обрывов Караби, над которыми в бескрайней сини неба парили орлы, и даже не пронзительный рассвет, проникающий своими лучами в тайны Хапхала, будет чаще всего вспоминаться ему по истечении месяцев, а будет это живописный, но достаточно скромный овраг в истоке Алачука. Именно здесь слились воедино вечная тяга к воле и ощущение безмерной лёгкости бытия, свежесть горного воздуха и мягкое тепло сентябрьского солнца. Волна эмоций, усиленная мелодичной и какой-то не совсем земной музыкой, захлестнула его и растворила в себе, даря ощущение чуда.

"Хочешь моментально перенестись в любое место?" - словно говорила волна. - "На тот обрыв? Или на вершину Ангар-Буруна? Или на Куш-Каю? Или..."
И не было ничего невозможного, ведь проще простого - взять с собой всех, кого хочешь видеть рядом, и отправится в светлое путешествие по тропам солнечных ветров.

Пусть это лишь ощущение, которое кончится вскоре после того, как затихнет музыка в наушниках, но сложно объяснить, сколько важного может открыть и подарить такая волна. Именно здесь, где природа поделилась с усталыми путниками жизненной силой ключевой воды, он на миг ощутил себя в гармонии с окружающим миром. То, зачем он шёл, сбылось.

* * *

Лагерь был свёрнут, и замелькали первые в этот день шаги под рюкзаками. Традиционно немного запоздал со стартом ХАМмер, нетрадиционно - Спазм (который, к слову, никогда в этих местах не был и дороги не знал), и как всегда загадочно повёл себя Кот:

- Вы идите, я вас догоню, мне надо пещеру Фул найти.

Ну надо - так надо, спорить не будем.

Дорога сначала вела в направлении, обратном вчерашнему: из леса, затем на восток мимо прудика, немного вниз. А потом Бобус решительно свернул налево и, не оборачиваясь, миновав овражек, целеустремлённо полез вверх. Остальные цепочкой потянулись следом. Выйдя на кромку плато Караби, путники начали движение на запад. Некоторое время спустя они увидели внизу на дороге небольшую фигурку, передвигающуюся мелкими шагами - ХАМмер тоже вышел на тропу. Мисти вглядывался в поисках Спазма, но ни его, ни Кота* не увидел, а затем тропка, ведущая вдоль обрывов, взяла правее и ушла немного вглубь яйлы, и Чегинитру стало не видно.
Считанные минуты спустя тропа снова прибилась к обрыву, и высота его уже впечатляла. Чегинитра виднелась восточнее, а внизу виднелось русло Алачука, от которого путников отделяли неслабые метры по вертикали, украшенные внушающими уважение зубьями скал. "Удачно" позвонив ХАМмеру буквально за несколько секунд до появления оного в пределах видимости, Мисти узнал, что Спазм тоже идёт, и успокоился.

* Кот, наверное, всё ещё собирал рюкзак. А может быть (что ещё более наверное), подвизался на второй акт пещерных изысканий (прим. Бобуса)

Группа сделала вынужденную остановку (а как не сделать, когда вокруг такая красота!), защёлкали фотоаппараты. Внезапно из-под западной кромки обрыва вылетела пара орлов. Пока они неспешно пролетали мимо, клацанье затворов было сопоставимо с работой полковой системы ПВО в минуты отражения вероломного нападения противника ;) Пара улетела, но с запада появилась ещё одна, потом ещё одна... Наблюдать за полётом этих красивых птиц можно было долго, хотелось расправить несуществующие (или всё же?..) крылья и отправиться вслед, но авантюристов ждала гора Белая, чей уходящий в небо трамплин маячил северо-западнее.


Загадка утреннего леса
©
Misty

Переплетение
©
Misty

Наступает новый день
©
Bobus

Утро Чегинитры
©
Bobus

Звезда
©
Bobus

Овраг
©
Misty

Источник высшей ценности
©
Misty

На краю Караби
©
Bobus
Мисти с Санычем расположились на небольшом возвышении, прочие участники марафонского забега живописно раскидали свои рюкзаки вдоль кромки обрыва, где и слонялись, словно напрашиваясь, чтобы их репортажным образом зафотографировали. Тем временем сзади раздались шаги, и к паре авантюристов подошёл скромного вида дедушка в видавших виды ботах. Сбросив немалый рюкзак, путник разговорился с Санычем, и Мисти понял - дед неслаб. По его словам выходило, что выйдя из Старого Крыма, через три дня он уже шёл по Караби.

- Сейчас уже ходить сложнее стало, - горестно вздыхал он, намекая на то, что старость, мол, не радость. - Надо палки такие купить что ли, как у вас...

"Знаем мы таких немощных дедушек, им палки дай - ещё лет пятьдесят по горам бегать будут", - думал скептически настроенный Мисти. Тем временем подтянулись большая часть группы, и толпа стартовал очередной раунд соревнований за почётное звание "лось сезона". До сих пор авантюристы дороги принципиально избегали, но дед так шустро зашагал по колее, что Тахир не смог устоять и пошёл следом*. Саныч также избрал свой особый путь, лавируя меду воронками.

* Вот не отрывался бы от коллектива, и фотик, глядишь, цел бы остался (стариковское ворчание Бобуса)

Остальные продолжили держаться обрывов. Впереди гордо вышагивал Мисти, чётко отбивая шаги в такт гремящему в наушниках "Раммштайну" ("линкс цво, драй, фир!") что не мешало ему метаться то в горку, то в ямку, Бобус с ХАМмером* чуть отставали, экономя силы и стараясь двигаться рациональнее, они олицетворяли собой энергосберегающие технологии. Мерлин и Наташа держались в арьергарде, ещё более сглаживая прямые углы.

* Похоже, он просто пользовался практикой отрицания крайностей: не уподобляться текущей по наиболее крутому уклону воде (этот метод годится только для трассировки печатных плат) и не играть в "Царя Горы", стремясь отметиться на всех и каждом обзорных пупырышках. Даже походка у него была особенная. Попытка подстройки под много-многосеменящих шажков приводила инертную массу Бобуса в ногозаплетающееся ментальное замешательство (воспоминания Бобуса)

Стоп. А где Спазм? Не уж то, присел понастраивать гитару и затерялся в каменном море Караби? Мисти приостановился, оглянулся назад.
На восток уходили выгоревшие за лето складки яйлы, теряясь в дневной сентябрьской дымке, над ними рябил нагретый солнцем воздух. И вот из-за дальней складки медленно вырастает микроскопическая фигурка: голова, плечи, руки... гитара. Спазм :) Он поднимается на гребень и его чёрный силуэт, колышущийся в жёлтом мареве, начинает медленно приближаться. То ли портвейн кончился, то ли ещё что, но наш Бандерас в тот день явно шёл не на форсаже.


Прощальный взгляд на Чегинитру
©
Bobus

Тяга к Свету
©
ХАМмер

Созерцание
©
Misty

Саныч
©
Bobus

Палочник ;)
©
Bobus

Обрывы Караби - вид на запад
©
Саныч

Обрывы Караби - вид на восток
©
Саныч
Следующая передышка случилась на пологом склоне оврага, уходящего в сторону обрывов. Группа забрела уже достаточно далеко от кромки и снова почти воссоединилась. Исключение составил Тахир - он отдыхал в пределах видимости на одном из перекрёстков паутиной опутывающих яйлу грунтовок, сидя на своём рюкзаке и о чём-то беседуя всё с тем же дедом.
Спустя несколько минут передышки пышущий здоровьем Саныч не выдержал.

- Ну что? Кто первый зайдёт на Белую? - и, накинув рюкзак, бодро зачесал в сторону весьма подросшего трамплина вожделенной горы.
- По-моему, кто-то решил элементарно взять нас на понт, - рассудил ХАМмер. Остальные тоже не больно-то жаждали оспаривать лидерство Саныча, и передышка возобновилась с новой силой.

* * *

Снова под ногами сухая трава, снова метры уходят куда-то назад, и за спиной слышится сиплое дыхание собратьев по увлечению. Торопливая пробежка по впадинам и выпуклостям выводят путников одного за другим на грунтовку, по которой должен был параллельным курсом идти Тахир. Должен. Был.
Дорога есть. Рюкзак Тахира - есть. Самого Тахира - нет!
Хотя постойте, кто-то там вдалеке бежит, продолжая удаляться... Судя по всему, что-то забыл во время беседы с дедом. Решено было оставить кого-то подождать. На роль путеводной звезды вызвался Бобус.

Высохшие пейзажи сменились удручающим зрелищем: пейзажами обгорелыми. Сушь лета 2007 года отозвалась пожарами во многих районах горного Крыма, не составила исключения и Караби-Яйла. Бросил кто-то окурочек, оставил валяться стекляшку - и пожалуйте, под ногами камень и пепел.
Вдоль горельника по колее быстро семенил ногами ХАМмер, Мисти пытался подстроиться под ритм, отчего часто спотыкался, но попыток не прекращал. Вдали виднелись Саныч (он уже начал восходить на Белую) и шустрый дед, учёсывающий в сторону метеостанции. Позади некоторое время виднелась Наташа, вскоре исчезнувшая за изгибами местности. Если бы не супермен Саныч, Мисти с ХАМмером могли бы собой гордиться.
Некоторое время спустя ответвление увело путников левее, и у самого подножья Белой они присели в жидкой тени чего-то дикорастущего. Время отдыха летит незаметно, поэтому очень скоро путников стало четверо (подошли Наташа и Мерлин), затем пятеро (плюс Спазм), и вот, наконец, семеро (Бобус и Тахир). Была поведана душещипательная история о фотоаппарате Тахира - он потерялся и был обречён на недолгую жизнь в суровых климатических условиях Караби-Яйлы. Пренеприятнейшая вещь, да... Для Мисти потеря фотоаппарата, наверное, стала бы концом похода, но Тахир держался философски, достойно уважения.

Посмотрев на уступ далеко-далеко вверху, за которым давно уже скрылся Саныч, Мисти накинул рюкзак, вздохнул и пополз следом за начавшим подъём ХАМмером. Подъём, сцуко, давался тяжело, разотдыхавшийся организм любой работе сопротивлялся, особенно мышечной. Помаленьку Мисти стал отставать от семенящего по диагонали вверх ХАМмера, а затем и от обогнавшего его Мерлина (у того явно открылось не только второе дыхание, но и третье сразу), и на вершину взбирался уже под аккомпанемент сопения наступающего на пятки Бобуса. Единственной цензурной мыслью к этому времени была только пропитанная духом гуманизма идея заставить работников леса высверливать в горной породе трекинговые дырки под трекинговые палки. Вся гордыня, взращенная полчаса назад на "магистральном" участке грунтовки вышла струйками пота за время подъёма, быстро показавшего, кто есть ху (с).

Поднявшиеся сгрудились на вершине, причём некоторые попадали на снятые рюкзаки, будучи не в силах озирать окрестности. Хитро улыбнувшись, Мисти полез в фоторюкзак, жестом фокусника извлёк бутылку и мееееедленно так начал отвинчивать пробку.

- Пссссс!.. - сказала охлаждённая "Оболоньская плюс лимон".

Надо было видеть эти взгляды, что буквально в долю секунды устремились к искрящемуся пузырьками благословенному сосуду.
Затем был армянский коньяк с лимоном - по граммулечке каждому в порядке очерёдности покорения вершины, затем колбаски модного формата "собачка покакала"*, бутерброды с колбасой и паштетом... С учётом прекрасности открывающихся видов (обзор почти круговой!) жизнь определённо удавалась, и этого впечатления не портил даже поднявшийся не пойми откуда юноша с сигаретой в зубах и бутылкой воды в руке.

* Это форма, но не содержимое, так что попрошу!

- Надо Коту позвонить, где он там, - вспомнил Мисти. ХАМмер привычно достал мобильный, набрал номер, дозвонился. По результатам короткого разговора он озадаченно хмыкнул:

- Когда я сказал Коту, что собираемся ночевать на Тырке, он выразил надежду, что мы до туда не дойдём.

Словом, искатель пещеры Фул безнадёжно отставал.

* * *

Банда странствующих маньяков неспешно сползала по западному склону Белой, постепенно выравниваясь на очередной грунтовке, ведущей на запад, где журчат струи благословенного источника Су-Ат. Если ещё журчат, конечно.
Запитанный колбасой и паштетом Бобус уверенно лидировал, о чём-то украдкой перешёптываясь с Наташей. Мисти пришлось напрячь локаторы, чтобы понять: речь о стоянке. Точнее о том, что на Су-Ате её быть не должно вопреки ропоту, зарождающемуся в особо уставшей части группы. Сам Мисти на Су-Ате стоять нисколько не хотел, посему раскрывать тайну ему было невыгодно. Большая часть группы спокойно топала, не догадываясь о том, что именно в этот момент становится жертвой заговора.
Полчаса спустя дорога влилась в другую грунтовку, что спускалась от метеостанции, и колея запетляла в лесу, постепенно сбавляя высоту. GPS утверждал, что до Су-Ата остались считанные стометровки. И вот, миновав развилку с табличками "Су-Ат" - "Караби" - "Ай-Алексий" и пройдя метров сто, банда вывалилась к поляне с раскидистым деревом и памятником партизанам. Самый что ни на есть Су-Ат.

Пока часть народа отдыхала после пройденных километров, вторая часть прихватила тару и пошла на так называемый "нижний" родник. Проходя через поляну увидели шевеление в кустах, пригляделись - там уже стояла палатка, а возле неё был кто? Правильно, снова дед*.
Родник был на последнем издыхании, ему оставалась сущая малость до того, чтоб стать "так называемым", но авантюристы с энтузиазмом принялись набирать воду. Тем временем солнце начало садиться, и как только его лучи перестали проникать в овражек, снизу нагрянул такой бодрый колотун-бабай**, что водозаборщики начали по-зимнему притопывать и прихлопывать.
Вернувшись к дереву, обнаружили там медленно синеющих заговорщиков Бобуса и Наташу. Желание ночевать в ледяных объятиях колотун-бабая не высказали даже откровенно уставшие участники экспедиции. Такое коварное место этот Су-Ат: если уж холодно - то холодно.

* Ты это серьёзно? Дед настолько успел нас обогнать? Мож это был замаскированный Паша??? (прим. Бобуса)
** Дед Мороз по-нашему, Санта-Клаус по-ихнему

- Там выше родник Сулух-Оба отмечен. Предлагаю дойти до него и там уже место для стоянки поискать, - закинул идею Бобус.
- Дойдём. Поищем, - шуткой на шутку ответил Мисти. Добрые глаза собеседника явно намекали, на то, что на Сулухе дело не закончится. Напоследок сказали деду, что если мимо будет проходить мущщина в шортах, который пещеру Фул искал, надо ему сказать, что мы двинулись дальше.

Восемь туристов продолжали борьбу с неподатливыми километрами, взбираясь по заросшему лесом хребту Таш-Хабах. С печалью они взирали на последний солнечный луч, сорвавшийся с верхушки старого бука и улетевший в стремительно темнеющую бесконечность. Долго ли, коротко ли, группа вышла на полянку, откуда дороги вели направо, к роднику Сулух-Оба, и налево, к Хапхалу в обход Южных обрывов Тырке.
За некоторое время до этого Мисти с Бобусом условились, что у родника становиться ну никак нельзя, а надо подниматься к полянке, что прячется под самыми скалами Тырке-Яйлы, но пока решили об этом молчать. Заговор - так заговор ;)
Далее группу уверенно повёл Мисти, он бодро шагал по колее и ничем не выдавал терзавших его судорожных размышлений о правильности выбранного пути. Ошибиться в сумерках было бы непростительно, воображение рисовало красочные картины расправы над потенциальным Сусаниным. Налево вверх или прямо? Ну же? Чёрт с ним, пусть будет прямо!
Темнело.
Пульс учащался.

Внезапно показался поворот дороги, на внешнем радиусе которого чернела вытоптанной землёй весьма поляна с... мусорным ведром! Какой недвусмысленный намёк на соблюдение частоты. Но увы, не всякий его понимал, и мусора на полянке хватало ровно настолько, чтобы не ставить лагерь, и даже более.
Инициативная группа водозаборщиков направилась к роднику (жив!) с целью окончательного заполнения ёмкостей - больше в этот день воды не предвиделось. Самые усталые авантюристы осознавали, что это ещё не всё, но даже строить усталые взгляды не было ни сил, ни желания.

Немного выше родника путники встретили группу молодежи, обеспокоенной надвигающейся темнотой. Будущему поколению было указано направление к роднику.

- Ни фига себе, такие дядьки старые в походы ходят, - раздался сзади шёпот не пределе слышимости. Бобус хитро улыбнулся в ус. Несколько шагов спустя по правую сторону показалась окружённая деревьями поляна с кострищем и заготовленными дровами. Продолжая хитро улыбаться, коварный роутер даже не приостановился.

Дальнейший путь проходил в сумерках и был похож на добивание несчастных. Сзади неохотно ковылял добитый Спазм. Post coitum, Аристотелем ещё замечено, всяк бывает печален. Всем своим видом Спазм показывал, что коитум с природой непозволительно затянулся и носит сугубо однонаправленный характер.
Немного впереди шли постепенно добиваемые Мерлин и Мисти, немногим лучше выглядели Наташа и Тахир, чуть живее смотрелся семенящий ХАМмер, и только Бобус с Санычем вдохновенно набирали метр за метром. Мисти брёл, глядя под ноги, и размышлял над теорией заговоров. Если они с Бобусом утаили хитрый план "не стоять у родника", что мешает Бобусу ещё с кем-то реализовать ещё один хитрый план... Чтооо?! Так и есть! Заветная полянка под скалами осталась позади.
Мисти осознал себя добитым, и уже чисто из интереса пошёл дальше. Выйдя на финишную прямую, он увидел Саныча, раскачивающегося на четырёх конечностях (две ноги, две палки) - ишь ты, и его догнало:

- Ноги - не устали. С дыхалкой - всё отлично. Ходить - не могу!

Далеко впереди весело наяривал в горку Бобус.


Передышка
©
Misty

В восходящих потоках
©
Kot

Вид с Белой
©
Misty

Аль Хамир ;)
©
Misty

"Белые" люди :)
©
Bobus

Берег каменного моря
©
Misty
Наверху путников снова ждало солнце, которое подарило короткий миг тёплого света, позволивший разглядеть рельефные складки Караби и удивиться количеству пройденных километров, а так же пообщаться с невнятным мотоциклистом ("вы пешком ходите, а я уже старый, езжу вот"), скрывшимся в сизом облаке выхлопа. Авантюристы морщили носы и хмурились недобро. Когда солнце скрылось, мокрые спины путешественников начал ласково поглаживать старый знакомый колотун-бабай.

ХАМмер
©
Bobus

Моя вода - моё богатство ;)
©
Merlin
Подмерзающий Мисти вспомнил о своих скрытых талантах провокатора и начал методично доставать Бобуса.

- А где мы встанем?
- Да прям здесь, -
моментально ответствовал Бобус. Ему было не до мелочей: он дошёл! От Хапхала его отделяли жалкие две сотни метров, душа стремилась и рвалась.

Помрачнев взором, Мисти стал искать сочувствия. Нашёл его моментально во взоре ХАМмера, таком же мрачном.

- Я хочу костёр, - нарочито спокойным голосом проинформировал ХАМмер.
- Ты не представляешь, какой это кайф, когда ты с утра высовываешь нос из палатки, а там - Хапхал!.. - пытался вразумить матрасников Бобус.
- Угу. И ты в него летишь, - ХАМмер перешёл к смутным угрозам* ;) Но хапхаломаны в это время уже гуськом продвигались по высоким травам Тырке-Яйлы, неуклонно сокращая расстояние до своей мечты. Остановились за считанные метры до Хапхала.

* И этот человек предлагает мне весной идти вместе? К Данильче? В Черноречку? Чтобы исполнить угрозу??? (опасения Бобуса)

- А где мы встанем?
- Я хочу костёр.
- Да прямо здесь встанем, -
не выдержал Бобус.

Моментальная рекогносцировка местности, произведённая Мисти, показала: планета Тырке; воды нет; дров нет; населена бобусами (с) ;)

- Предлагаю вернуться немного назад, в лес, там есть дрова, - выдвинул Мисти контр-идею. Подумав, "утешил": - А утром встанем пораньше и к рассвету выйдем на обрыв.
- Если кто-то хочет идти лесом, может идти. Дасвидання! Я стою здесь, -
кровь прилила к лицу Бобуса, усы гневно топорщились. Опасно отнимать у человека Мечту.
Четырёхдневная щетина на лице Мисти тоже пыталась гневно топорщиться, но куда ей там до взращенных на молодом вине молдавских усов, зато неконкурентоспособность растительности настолько компенсировалось гневным блеском выпученных глаз, что Бобус приостыл. Измерил расстояние до обрыва, прикинул весовые категории себя и Мисти, задумался ;) ХАМмер демонстративно побрёл созерцать погружающийся в ночь Хапхал.
Мисти стоял и судорожно искал выход из ситуации. Проводить заключительный для их части группы вечер без костра очевидно не хотелось, проводить вечер с костром, но без части группы не хотелось настолько же очевидно. Виднеющийся чуть поодаль лесочек казался жиденьким и доверия не внушал.

- Да хватит ссориться уже, сейчас найдём решение, - дипломатично вмешалась Наташа. - Пока бросим вещи здесь, а ты, Мисти, как самый молодой, пойдёшь со мной на разведку вон в тот лесок. Найдём там место.

Хотя Мисти был не самым молодым, но услышать такое было приятно %)
Разведка показала, что лесопосадка вовсе не жиденькая, а достаточно густая, сухих дров просто до фига, стало быть, для лагеря пригодна. Жизнь налаживалась.

* * *

Вечер плавно набирал обороты. Найденное ХАМмером кострище постепенно обкладывалось камнями, по бокам от него росли кучки сушняка, тёмные фигуры уставших и оголодавших авантюристов сновали на фоне тусклого огонька горелки, на которой шеф-повар Саныч начинал готовить супчег. Иногда он цыкал на наиболее подозрительно суетящихся возле котелка личностей.
Всё ещё опасаясь проснуться утром летящим в Хапхал, Бобус решил поставить свою палатку в отдалении от прочих. Да и спокойнее так оно: завтра рассвет снимать, а эти безумцы, поди, песни орать начнут к ночи ближе, к гадалке не ходи.

Готовить суровую и вкусную походную пищу Саныч умеет, а главное, умеет готовить её быстро. Не успели ещё все расставиться, как прозвучал сигнал к ужину. С вызывающей уважение скоростью люди расселись-разлеглись возле костра, выставив напоказ миски и кружки. Момент - и в кружках плещется замечательный коньяк (ах, "Дойна", "Дойна"!..), ещё момент - и в мисках серебрится жирком наваристый супчег. Холод тут же отступил, и даже ветер затаился в кронах деревьев, испуганный дружным стуком ложек о стремительно пустеющую посуду. Через пять минут супчег остался только в одной ёмкости - в котелке. Но всякий позарившийся на эту вкусняшку рисковал огрести по полной программе от Саныча, который пропитался духом уважения к вечно догоняющему группу Коту и стерёг для него остатки ништяка.
По завершении питания душа некоторых авантюристов потребовала вечернего моциона, и они (Бобус, Мисти, ХАМмер) пошли к обрывам ловить вёрткий сигнал GSM. Поймав сигнал уже у самого края ущелья, ХАМмер набрал номер Кота. Как ни странно, тот отозвался и сказал, что подходит к Су-Ату. Расстроив его тем, что они всё-таки дошли до Тырке, встречающие решили выйти к ущелью ещё через часок, чтобы встретить наконец доблестного ночного гуляку, затем спустились в лесок и продолжили чревоугодие.

Час спустя, когда есть уже было не в куда, комиссия по встрече вышла к ущелью в прежнем составе. Телефон Кота был вне зоны доступа, яйла тихо спала под одеялом ночи, и только звёзды холодно взирали на три неясных силуэта, тихо беседующих на самой кромке обрыва.
Чуть погодя комиссия по встрече включила фонари в режиме маяка и три пары глаз начали вглядываться на восток, но увы - там была только ночь. Прошло минут 15, когда вдали что-то мелькнуло, потом снова мелькнуло, пропало, снова какой-то огонёк, и вот - на чёрной матрице пространства обосновался голубоватый пиксел фонарика. Иногда он пропадал, но потом неизменно появлялся вновь, постепенно приближаясь. Спустя несколько минут тревожного ожидания раздался знакомый голос:

- Бобус?
- Кот?
- Ага! А это ваш костёр там в лесочке?
- Наш-наш!
- Ну тогда я сразу туда, -
чутьё на еду у практичного Кота развито сильнейше ;)

Беседы у костра продолжились уже в присутствии Кота, обалдело улыбающегося теплу живого пламени и аромату выдержанного коньяка.

- Иду-иду, думаю, вы на Су-Ате. И тут звонок - нет, надо идти на Тырке, - повествовал герой дня. - Прохожу Су-Ат, и вдруг из-за кустов на меня выпрыгивает какой-то дед и говорит, мол, это ты пещеру Фул искал? Я аж испугался! Откуда он знал?
- А группу молодёжи у Сулух-Обы видел?
- Видел, -
сказал Кот и плотоядно улыбнулся. - Их уже я сам напугал.

После традиционного вечернего глинтвейна все, кроме шеф-повара, открывшего для себя все прелести горизонтального положения, вновь поднялись к обрыву и начали тащиться каждый по-своему. Кто-то беседовал, кто-то напевал, Кот и Спазм просто прихватили с собой коврики и с блаженной улыбкой смотрели на звёзды. А там было, на что смотреть...*
По возвращении в лагерь уставшие разбрелись по палаткам, к ним присоединились и те, кто завтра хотел встречать рассвет. Мисти был и уставшим, и хотящим встретить рассвет, поэтому решил не мелочиться и продолжить заключительный походный вечер с наиболее стойкими бойцами - Санычем, ХАМмером и Спазмом. Подоспела вторая порция глинтвейна, на которую сахара оставалась самая малость.

* И было отчего затянуть напрашивающуюся на язык "Землю в иллюминаторе" (воспоминания ХАМмера)

- Глинтвейн будет мужским, как сегодняшний переход, - предупредил старший виночерпий ХАМмер.
- Ага. Долгий и без Кота, - цинично заметил Мисти, покосившись на спящую синюю палатку. Так оно и вышло, посиделки затянулись до глубокой ночи. Только когда иссякли последние языки пламени, он забрался в палатку и моментально уснул.
И снилось ему...

© Misty, 2007-2010