:: АВАНТЮРА 11 ::
*
:: ДЕНЬ 2 (16 СЕНТЯБРЯ) ::

Искатели Биюк-Каюка

98 способов найти себе Биюк-Каюк.
Как найти Биюк-Каюк в любой точке Крыма.
Как ничего не понять при помощи карты и компаса.
("Азимутами горного Крыма", оглавление)

Туристы спали, а суровые боги странствий - нет. За ночь они набрали побольше воды и превратили её в тучи, непроницаемой (пардон) жопой накрывшие лагерь к утру. А не фиг было Борю Моисеева к ночи поминать. Хотели авантюризма - вот вам для начала.

Ночью было нежарко. Loap-овский спальник, взятый вместо родного Bask-а был неспроста на полкило легче; чуда не случилось - ночью Мисти мёрз. Громко думая гадости про всяких чешско-китайских производителей снаряги, он вылез из прохладного нутра палатки на не менее прохладный воздух. В тумане вяло копошились ХАМмер с Санычем.

- Сегодня ещё дождь до обеда обещали, - проинформировал мобильно-интернетный ХАМмер.
И пошёл дождь.

* * *

Наскоро перекусив, авантюристы бодрым шагом двинулись вниз и, пробежавшись полчасика под низко летящими клочками облаков, вскоре снова набирали воду в Павло-Чокраке. На Верхнем Кокасане приостановились на пару минут; пока ХАМмер звонил, остальные тоскливо взирали на ближайшую гору, чья вершина была укутана плотной облачной шапкой. Дождь закончился, но быстро летящие со стороны вожделенной Караби куски непроницаемого тумана оптимизма не внушали. "Зато не холодно", - утешал себя Мисти, не слыша, как хихикают суровые боги странствий. Небо явно вознамерилось размазать по столешнице Верхнего Кокасана этих наглых двуногих насекомых.

Постояв ещё немного и поздоровавшись с группой из двух человек (отец и сын, судя по виду; кстати, первые встреченные туристы), "островитяне" двинулись дальше. Около часа лесная колея петляла вдоль склона, постепенно забирая ниже и ниже, оставив позади ответвление тропы на Нижний Кокасан, безымянный родник и пару неизвестных примыканий лесовозных дорог. Неожиданно выпав из леса на трассу Белогорск - Приветное, авантюристы пересекли её без снижения скорости и присели отдохнуть сотню метров спустя уже на грунтовке, ведущей в сторону Кыргуча.
На небе более-менее прояснилось, ветер с приличной скоростью гнал белые облака. Ощутимо похолодало.

Первая же развилка случилась метрах в ста от места отдыха. Левый отросток уходил чуть вниз и держал направление чётко на Кыргуч, куда авантюристы и стремились, правое ответвление забирало севернее и чуть вверх. Ходившего разок в тех местах Мерлина терзали смутные сомнения, поэтому "островитяне" начали мыслить логично. Всем туристам известно, что если есть два варианта, надо выбирать тот, который вверх. В данном случае - правый.
Озвучив сию истину, авантюристы бодро зашагали левее. Куда там прекрасным дамам, по части логики с нашими деятелями мог конкурировать разве что генератор случайных чисел.

Колея привлекательно траверсила вдоль склона безымянного отрога Кыргуча, когда внимание авантюристов привлекла слишком ровная куча камней выше по склону. Не наигравшийся в "зарницу" Спазм тут же бодро побежал на разведку, словно и не тащил на себе рюкзак с самого утра.

- Это он ещё портвейна не пил, - хором выдали ХАМмер, Мерлин и Мисти, вспоминая майские похождения. Разведчик вернулся и рассказал, что там нечто вроде землянки и куска стены. Размяв языки на тему партизанских пулемётных гнёзд и древних стен, построенных ещё до того, как в Крыму поселилось "коренное население"* и разрушенных тоже в весьма отдалённом от дней сегодняшних времени ("нет, это было ещё до вас, в двенадцатом веке" (с)), группа двинулась дальше.
Дорога ленилась идти в гору и продолжала траверсить.

* Превед владельцам шалманов на Ай-Петри, забодай их кабаны

* * *

Только суровым богам странствий ведомо, куда вдруг исчезают дороги, буквально минуту назад казавшиеся натоптанными и наезженными. Деревья, листва, полусгнившие колоды напиленных дров, овраг, уводящий на Кыргуч под не самым гуманным углом. И вроде бы что-то относительно ровное, продолжающее траверсить склон в направлении, куда авантюристам уже не очень-то и надо.
Постояли. Повздыхали.
ХАМмер принял историческое решение потраверсить ещё немного, а там, если не будет дороги вверх, идти по азимуту.

Дорога вверх была. Именно была, причём очень давно. Она уходила вверх ровно с того места, на котором авантюристы стояли ещё через несколько минут хода. Годы, прошедшие в регулярном выпадении осадков и ежевесеннем таянии снегов, превратили бывшую дорогу в оптимистичного вида овражек, усыпанный старой листвой. Скажем честно, не самый лучший вариант, зато единственный, и это чертовски бодрит.

Попадавшиеся первые метры пути вверх останки дороги вскоре сошли на нет, и группа, весело матерясь, чесала вверх по склону Кыргуча, медленно закипая от невзаимной любви к крымским горам. Встали передохнуть на более менее ровной площадке посреди оврага. Справа крутой склон, слева крутой склон, впереди... тоже крутой склон. Позади уже были, туда идти неохота.

- Что там показывает наш GPS? - удивил вопросом ХАМмер. Ничего себе! GPS? У севастопольцев???
Саныч молча достаёт компас и уверенно показывает рукой вдоль "стремительным домкратом" (с) уходящего вверх русла оврага:
- Запад - там.
Севастопольские мужики настолько суровы, что для их навигаторов ни батарейки, ни спутники не нужны...

- Вам с Санычем книжку надо писать, - генерировал идею Мисти. - Вот есть всякие книги типа "Маршруты горного Крыма" или там "Тропами горного Крыма". А вы пишите "Азимутами горного Крыма".

Дальнейшее направление выбирали недолго. Естественно, это был азимут.

* * *

Тяжело дыша, авантюристы плелись по старой листве, нередко перешагивая поваленные стволы деревьев. В качестве бонуса иногда попадались фрагменты бывшей дороги метров по десять. Физического облегчения это не приносило, но пейзаж разнообразило. И только когда нитка их пути на Кыргуч вышла к финишной прямой, стало ясно: до сих пор был просто отдых.

Одним лишь суровым крымским лесорубам ведомо, зачем надо было прокладывать такие дороги. Старая колея с годами превратилась усыпанную листвой просеку, стартующую вверх под таким углом, что его даже измерять не хотелось. Мисти предположил, что когда-то здесь ездили на гусеничных мопедах, ХАМмер настаивал, что ездили исключительно вниз и на бобслейных санях. Саныч молча пошёл вверх.
Достоверно неизвестно, сколько занял подъём по очередному азимуту, но субъективно все прелести спортивного образа жизни ощущались гораздо дольше, чем того хотелось. Спасали только растущие вдоль "обочин" деревья, к которым можно было душевно привалиться вместе с рюкзаком. К концу подъёма языки свисали что те пионерские галстуки, овчаркам на зависть.

Вывалившись из наклонного леса на открытое пространство, Мисти пошёл вслед за убежавшими вперёд Санычем и ХАМмером. Сбросив рюкзак у окружающих небольшую скалку кустов, Мисти начал обходить скалку и... мигом оказался снова у своего рюкзака. Поджидавший за поворотом ветер ненавязчиво охреначил ничего не подозревавшего туриста своим северным дыханием. Благодаря взмокшей за время подъёма футболке, сформировалось неподражаемое ощущение контрастного душа, в котором холодная вода чередуется с ледяной. Зря Мисти поутру радовался, что не холодно. Суровые боги странствий - они же не фраеры, всё слышат.

- Ну что, обедать будем здесь? - вопросил подошедший Спазм.
- Н-не п-получится. К-к-консервы.
- Что консервы?
- К-к-консервы сдует.

Собрав волю в дулю, Мисти всё-таки обошёл скалку и присоединился к остальным членам экипажа, удобно рассевшимся на маленькой, прикрытой от ветра солнечной полянке. Сразу стало хорошо.

- Саныч, я думаю, сейчас - самое время, - задумчиво-многозначительно изрёк ХАМмер. Из глубин рюкзака Саныча появилась бутылка с местным бальзамом "Семь небес". А жизнь-то налаживается (с).
Буквально через пять минут микродоза бальзама смачно заедалась бутербродом с колбасой. Стало хорошо настолько, что к Мисти вернулась способность наслаждаться окружающими видами, на которых ровные вереницы облаков армадой наползали на путников с северо-востока и, проносясь над головой, стремились к рельефной вершине Катран-Яккан-Тепе, затем вырываясь на просторы моря. Романтика недеццкая.

- Чавк-чавк-чавк... Тьфффу! - привычно раздалось со стороны Спазма. На Кыргуче тоже росли дикие окисленные фрукты.

Поскольку азимуты горного Крыма вывели группу вовсе не на официальную вершину Кыргуча, а на одну из окраинных вершинок, за обедом было решено следующее:
а) Ну её на фиг, ту официальную вершину.
б) Идти надо вдоль края горы, пока не наткнёмся на спуск к перевалу Алакат-Богаз.
Пункт "а", само собой, был реализован моментально, для реализации пункта "б" пришлось всё же вставать и надевать рюкзаки. А то расселись, ишь...

Участки леса чередовались с полянками. На одной из залысин авантюристы прошли мимо старого кострища, что прямо таки душу грело: приятно осознавать, что ты не единственный идиот на Земле. Короткое время спустя свобода маневра группы была ограничена обрывом с левой стороны и скальной стенкой с правой. Пройдя немного вперёд, авантюристы, естественно, уткнулись в тупик. Впрочем, сей факт был воспринят с оптимизмом и использован как повод отдохнуть, фотографируя открывающиеся с обрыва виды. А на этих видах округлости гор, плавно снижая амплитуду спусков-подъёмов, заканчивались далёким и зовущим самым синим на свете Чёрным морем.

Немного вернувшись назад, авантюристы забрались на скальную стенку, где в очередной раз встали, выслав разведчиков в лице Мерлина и ХАМмера. Несколько минут спустя вернулся просветлённый Мерлин и принёс радостную весть: есть тропа! Не веря счастью, "островитяне" выбрались на очередную полянку и убедились, что тропа есть. Хоть тропа была из серии "пару лет назад здесь пару раз ходили", выбирать не приходилось, и группа начала неспешный спуск вниз.
Через минуту оставшиеся в арьергарде ХАМмер и Мисти потеряли из вида фанатично рвущихся к Алакату остальных участников забега, а некоторое время спустя и вовсе потеряли тропу. Рассудив, что по тропе каждый может к перевалу спуститься, а настоящим авантюристам положено шагать по азимуту, они двинули напрямик, и уже минуту спустя снова шли по тропинке. Петляя меж деревьев, она вывела путников на лысые каменистые склоны, нижним краем упиравшиеся в промежуточную цель маршрута - перевал Алакат. Пару раз остановившись для фотосъёмки, двойка авантюристов неспешно спустилась на перевал, и встав у кострища, венчающего пересечение троп, увидела... никого не увидела.
Как так? А где ещё трое? Вроде вперёд ушли...

Некоторое время спустя, удалось связаться с Санычем, и выяснить, что они просто ждали нас на тропе. Только по иронии судьбы именно в том месте тропы, которое мы обошли по азимуту. Вскоре Саныч и Спазм были на перевале. Тааак... А где Мерлин?
А Мерлин тем временем пытался спуститься по грозного вида скалам, потом понял, что спуск может получиться слишком скоропостижным, и пошёл искать всё ту же тропинку. Вот и он уже спускался на Алакат, удивлённо оглядываясь на отвесные стенки - мол, и зачем меня туда понесло?


Кокасан-Телеком ;)
©
Merlin

Звонить с Биюк-Каюка
©
Misty

На Кыргуче
©
Misty

На Алакат-Богазе
©
Саныч
Некоторое время спускались по дороге, что вела по правому склону оврага Алакат-Дере, пока не увидели выложенную из ветвей стрелку, указывающую в овраг, и тропинку, под острым углом отходящую в противоположную от оврага сторону. Стрелка явно указывала на источник Алакат-Чокрак, тропинка же вела в ту сторону, куда авантюристам предстояло идти на следующий день.
Солнце стремительно заходило, усиливался холодный ветер. Ночь обещала быть под стать дню: подарком для любителей недетской прохлады. Точно неизвестно, как остальные, но Мисти себя к таковым точно не относил.
Было решено немного пройти вперёд по тропинке, и не зря: буквально через сто метров обнаружилась ровная площадка с кострищем. Что удивительно, несмотря на местонахождение (буквально на самой тропе), стоянка была достаточно чистой. Видимо, сказалась удалённость от мест обитания туристических гопников.

Пока Саныч с ХАМмером традиционно занимались костром, в чём им помогал дровосек Мерлин, Спазм и Мисти отправились за водой. Алакат-Чокрак был весьма мощен как с виду (четыре больших трубы смотрели в овраг пушечными жерлами), так и дебетом для данного времени года (пол литра чрезвычайно вкусной воды в секунду после весьма засушливого лета - это вам не шутки!). Напились, затарились, вернулись. Костёр горит, вода закипает - приятно, оказывается, с Санычем в поход ходить ;)

Вечер протекал неспешно, коротался традиционным поеданием пищи и попиванием чая и не-чая, разговорами и игрой в "контакт". Ветер шумел, прыгая по верхушкам деревьев, не задевая сидящих у костра пятерых мужчин, а лишь снисходительно наблюдая, как огонь переходит в переливающийся тускло-красный свет углей, как тот переходит в отдельные искорки, а искорки исчезают в холодной ночи.

© Misty, 2007-2010