:: АВАНТЮРА 11 ::
*
:: ДЕНЬ 1 (15 СЕНТЯБРЯ) ::

Проходимцы Кокасанов

Есть такие работники леса, у которых каждый день - День работника леса.
(Merlin)

Утро было традиционно солнечным, но нехарактерно ранним. Продравшего глаза Мисти утешали две мысли: первая - "всё же в поход!", вторая - "Спазму должно быть ещё тяжелее!". А вот и нет, Спазму пока было легче, ибо он спал сном младенца с поправкой на то, что младенцы пьют молоко, а не фирменную выжимку из косточек и шкурок недобитого Горбачёвым винограда. Такой вопиющей несправедливости страдалец Мисти выдержать не мог, поэтому Спазм был цинично разбужен. Традиционно доброе, но нехарактерно большое лицо пробужденца едва лучилось остатками вчерашнего оптимизма.

Выждав, пока Спазм соберёт рюкзак, мини-группа в составе двух бойцов запаса (особенно запасным выглядел пресловутый Спазм) выбралась на конечную маршрутки в Уютном, забралась в автобусик, и вектор передвижения устремился в сторону судакской автостанции. На оговоренную ранее встречу в 10 утра с Мерлином и второй мини-группой в составе ХАМмера и Саныча в Белогорске бойцы запаса уже гарантировано опаздывали.

- Ближайшие билеты до Белогорска есть на рейс 12:30, - сурово отрезала кассирша на автостанции. Праздник "Обломайтис" (с) во всей своей красе. Но зачем, скажите, под посадкой стоит огромный серебристый автолайнер "Судак - Симферополь"? Ведь он точно хочет подвезти двух бродяг до Белогорска. Дядя водитель, а дядя водитель... Можно, мы как-нибудь так в проходе постоим, нам много места не надо, и билетиков никаких не надо... Можно? Ай, спасибо, дорогой ;)
Автобус долго выбирался через перевал на трассу Симферополь - Феодосия, разок зацепив своим по-европейски низким дном за колдобину. Пассажирам будет, о чём поговорить, по крайней мере полчаса. Вырулив на трассу, лайнер прибавил скорости, и вскоре по левую руку открылась милая картина: "ЛАЗ", в стремительном прыжке догнавший "Икарус" правой частью кабины. Суда по всему, там никто не пострадал, но пассажирам нашего автобуса разговоров теперь хватит до Симферополя и дальше.
Позвонил ХАМмер и сказал, что они с Санычем стоят прямо у поворота с трассы на Красносёловку. Жизнь потихоньку налаживалась, кондиционер приятно обдувал Спазма и Мисти прохладным ветерком, разбавляя чарующий* запах вчерашнего портвейна. Транспорт приближался к Белогорску...

* По крайней мере ближайшие пассажиры были крайне зачарованы, даже не шевелились.

* * *

"Где же Мерлин?" - этот вопрос прочно обосновался в сознании Мисти, как только автобус высадил их в Белогорске (водитель попался глуховатый, протащился ещё метров 300 от поворота на Красносёловку). В принципе, с Мерлином договорились встречаться на автостанции в Белогорске. Но где она есть, эта автостанция? А вот сейчас у "языка" спросим...
О сколько нам открытий чудных... Кто же знал, что поворот на Красносёловку и автостанция - они как Карла Маркса и Фридриха Энгельса - вовсе не муж и жена, а четыре совершенно разных человека? Узнав у деда с мотороллером азимут на автостанцию, Мисти пошёл искать Мерлина, оставив Спазма сторожить рюкзаки, ему на помощь должен был прийти ХАМмер, чтобы перебазировать Спазма с рюкзаками всё к тому же повороту на Красносёловку.

Мисти направлялся к автостанции по улице между частных домов и чувствовал себя вполне гармонично. Светило солнце, ездили дети на велосипедах, на завалинках сидели бабушки. Среди этого мирного благолепия как-то не верилось, что скоро придётся взвалить на себя 20-килограммовое неодушевлённое создание и переть его за каким-то хреном всё выше и выше. На подходе к автостанции раздался звонок:

- Ну ты где? Мерлина уже встретил? - вопрошал ХАМмер.
- Ещё нет, только подхожу к автостанции. Спазм уже с вами?
- Уже давно с нами. Предлагает портвейн. Пока не угощаемся, -
деликатно поторопил, нечего сказать - умеет ;)

Мерлин сидел на скамейке и явно скучал. То, что Мерлин будет ждать именно на автостанции, как договорились, было ясно, потому что - Мерлин. То, что мы опоздаем, видимо, Мерлину тоже было ясно, потому что - мы.

- Нас тут один дедушка хочет до Кокасана подвезти за 70 гривен вон на той "Волге", - показал не терявший времени даром Мерлин на светло-серую "Волгу"-универсал. Что ж, не самый плохой вариант, пожалуй, влезем. Пройдя полпути по направлению к "одному дедушке", мы были ловко перехвачены другим дедушкой:

- Ребята, вам куда? Кокасан? Не проблема, 60 гривен. Вас пятеро с рюкзаками? Влезете легко, - дедушка указал на стоящий у обочины "Фольксваген Транспортер". Ну какая после этого могла быть "Волга"?

* * *

Подобрав троих дегустаторов портвейна у поворота, микроавтобус деловито зашустрил в сторону Красносёловки. Народ в салоне веселился, предвкушая славную прогулку, Мисти до полного отключения от реальности углубился в изучение карты, сидя рядом с водителем.

- Мисти, колу будешь? - ХАМмер протянул бутылку "Кока-Колы".
- Да, - ответил биоробот Мисти, открыл, понюхал, определил портвейн. - Нет, - всё так же, без интонации. Однобитная логика в действии.

После Красносёловки трасса Белогорск - Приветное стала выглядеть забавно: она выродилась в двухполосную грунтовку. Лихо объезжая ямки, "Фольксваген" довёз рюкзачников до места назначения и отбыл восвояси. Нижний Кокасан встретил авантюристов неплохой погодой, лёгкой росой на траве и тишиной, которую не портили несколько человек, тусующихся возле столов на противоположном конце поляны. Там же стояли авто цивилизованных любителей культурного отдыха, по нашему - матрасников.
Авантюристы начали переобуваться, переодеваться подтягивать стропы рюкзаков, Саныч пошёл по тропинке в сторону леса и оперативно скрылся из вида.

- Избегает людей, - пояснил ХАМмер. - Кстати, кто не в курсе, информирую: завтра - День работника леса.
- Лесники будут в дрова, -
констатировал Мисти.
- Есть такие работники леса, - поделился большим опытом общения с лесниками Мерлин. - У которых каждый день - День работника леса.

Закончив переобувку, переодёвку и переукладку излишеств в рюкзаки товарищей, группа медленно отправилась вслед за Санычем.

- Эх, портвейна мало взял! - посетовал Спазм, добросовестно переработавший вчерашние 119 килокалорий, чем навлёк на себя порицание со стороны ХАМмера:
- Не шуми. Не привлекай работников леса.

Сразу после старта ХАМмер традиционно вырвался вперёд и где-то за пределами видимого остальными пространства нагнал Саныча. Прочие авантюристы брели, покряхтывая и поругивая ставшие непривычными за несколько месяцев простоя рюкзаки. Дорога лежала вдоль почти сухого русла ручья, иногда перескакивая с берега на берег. Временами и вовсе было проще идти по руслу, и только натоптанная земля по краям намекала на то, что весной здесь по дну не погуляешь.

Довольно быстро группа воссоединилась и путь свой продолжала уже твёрдой пятёркой. Вместе попытались уйти не туда (быстро одумались по наводке ХАМмера), вместе осилили первый подъём (конечно же, "вы идите, а я догоню" (с) всё тот же ХАМмер, вдумчиво завязывающий шнурки). Мисти попеременно разговаривал на отвлечённые темы то с Санычем, то с тяжко вздыхающим Спазмом.

- Вообще всё объяснимо. Ведь когда алкоголь расщепляется, он окисляется, а на свежем воздухе окисление идёт быстрее... - читал мантру человек с гитарой.
- То-то я гляжу, ты так сильно окислился.

По пути ХАМмер периодически припадал к источнику знаний - книге Шестопалова, в которой автор намерил времена хода между всеми основными точками горного Крыма. Каждый раз за этим следовал неодобрительный взгляд Саныча: один раз Шестопалов в своей книге не угадал, заставив Саныча славно прогуляться и потерять доверие к туристической литературе. Долго ли, коротко ли, но всё сильнее пропадающая в листве тропинка вывела путников к лесной дороге, соединяющей Верхний Кокасан с Кокасан-Богазом, и вскоре уже дорога привела их на стоянку Верхний Кокасан.
Стоянка была просторна и довольно симпатична собой, несмотря на отсутствие каких-либо грандиозных видов. Обширная поляна перемежалась зарослями дикой груши, в центре виднелся памятник партизанам, с самого края находилось достойных размеров кострище. Поступили первые предложения формата "давайте, тут и встанем" с обязательной оговоркой "ну шутка, шутка" под пристально-мрачными взглядами товарищей. Встать - не встанем, но присядем уж точно. Разговор зашёл всё о том же - о Дне Работника Леса.

- Женщин с нами нет, поэтому праздник никто не испортит, - вспомнил Мисти одно классическое интернет-произведение.
- Их можно вылепить из хлеба! - подал голос выходящий из состояния окисления Спазм.
- У нас хлебцы... - печально и философски заметил мечтающий о чём-то Мерлин.

Воцарилась кратковременная тишина. ХАМмер традиционно ловил на поляне то ли "КиевСтар", то ли "МТС", то ли аж "Билайн". Спазм недоверчиво разглядывал сорванную дикую грушу, являвшую собой жёлтый шарик размера не сильно одомашненной вишни.

- Чавк-чавк-чавк... Тьфффу!

Груша оказалась окисленной.

- Кушай, кушай груши, - советовал добрый Мисти. - Выработка метана для горелки будет хорошая.
- Метаноболизм, -
чётко по научному выразился ХАМмер. - Ладно, пошли дальше. Шестопалов говорит, что до родника пять минут идти.

Родник Павло-Чокрак, достигнутый группой спустя недолгое время (не наврал Шестопалов), выглядел весьма колоритно. Из-под корней древнего дерева выходила ржавая (местами насквозь) труба, откуда в русло того, что в мокрое время года зовётся Кучук-Карасу, текла струйка воды. Чуть погуляв в округе, Мисти нашёл верхний выход родника, где вода через ванночку стекала вниз промеж замшелых камней, редкими каплями достигая всё того же пересохшего русла.

Спазм опасливо косился на лежащие прямо под ногами дробины диких груш, но трогать их не решался.

Авантюристы неспешно двинулись вдоль русла вверх. Бежать нужды не было, запас времени был впечатляющий. Пройдя мимо парочки стоянок "для бедных", сиречь кострищ близ русла с видом на камни и дрова, группа достигла развилки. Прямо шла бывшая колея, левее вверх забирала достаточно натоптанная тропка, со стороны которой отчётливо тянуло шашлыком. Помечтав о том, что на тропинке их дожидается шашлык и вино, авантюристы глубоко вздохнули, подобрали слюни и пошли прямо по бывшей колее. Будучи по жизни реалистами, они не верили в эфемерный шашлык.

Пару минут спустя по верхней тропинке во встречном направлении проследовала группа товарищей с ружьями. По всей вероятности, мясо у них кончилось, поэтому взгляды, бросаемые вниз на авантюристов, были откровенно ищущими и мрачными. Мисти стал прикидывать, что такого лежит у него в рюкзаке, что могло бы задержать картечь, случись хозяину рюкзака уносить ноги. Сам при этом бросал на охотников взгляды не менее брутальные, чем те на него. С тем и разошлись.

Укрывавший дорогу лес постепенно выродился в луга, прерываемые нечастыми зарослями кустарника. Немного пометавшись по сторонам, дорога вывела на перешеек с невысоким каменным гребешком. В одном месте гребешок был сровнен с землёй, и дорога переваливалась на противоположный склон, закладывая петли уходящего вниз серпантина. Рядом находился небольшой тур, традиционно сложенный из камней - метка перевала Горуча. Прямо открывался вид на Панагию и Зеленогорье, почти, но не совсем: большую часть загораживал следующий гребень. Жаждущий зрелищ ХАМмер пошёл по дороге дальше, остальные благоразумно присоединились.
С этого гребня вид уже был гораздо симпатичнее, Панагия раскинулась практически во всей своей красе с поправкой на бледное освещение. Решив не искать лучшего места, авантюристы стали наслаждаться видом, попутно не забывая доставать хлеб и открывать кильку в томатном соусе.

* * *

Здесь позволим себе небольшое лирическое отступление.
Посмотрев описание прошлых похождений, имевших место в мае того же 2007 года, некоторые читатели ужасались: сколько можно пить? То у них ром, то коньяк, а то и вовсе воду на переходах подкрашивают каберне, охальники! Спешим сразу успокоить: и на сей раз в должной мере присутствовали ром, коньяк, портвейн и водка, мало того, были даже глинтвейн и бальзам. Что есть "должная мера" - на сей счёт каждый имеет собственное мнение, а про авантюристов скажем так: для них это такая мера, которую не тяжело нести, которая не мешает спать и наутро идти дальше, не отвлекаясь на излишние проявления абстинентного синдрома.
А что у нас есть сказать за частоту употребления спиртосодержащих напитков в описании - так здесь надо знать: во-первых, авантюристы дешёвый шмурдяк не потребляют; во-вторых, разовые дозы невелики; в-третьих, им нравится сам процесс распития нескольких граммов приличного коньяка или качественного портвейна в компании друзей с видом на что-нибудь величественное, особливо в прохладную погоду, каковая и стояла в этом сентябре.
Словом, авантюристы как, хочется верить, и вы, уважаемые читатели, прежде всего идут наслаждаться красотой окружающего мира, но отказывать себе в прочих приятных вещах, не мешающих наслаждаться красотой, они не намерены, так как смысла в подобной епитимье для себя не видят.

Нет, ну кто хочет, может, конечно, считать, сколько раз эти алкаши прикладывались к горлышку, но это будет говорить лишь о степени испорченности читателя, поскольку основная идея данного текста точно не в этом.

* * *

Согревшись парой глотков "Алушты" и перекусив всякой походной вкусняшкой, авантюристы продолжали медитировать прямо в раскинувшийся перед глазами вид. Поблизости паслось стадо чьих-то коз, что впрочем благолепия не нарушало. Вдруг совсем рядом раздался коробящий матрицу реальности скрежет, и это уже напрочь перечёркивало медитативную картину мира.
Спазм ожесточённо работал ножом на полотне пустой консервной банки.

- Что ты там делаешь? - выдернутый из страны грёз ХАМмер не скрывал недовольства.
- Смайлик, - коротко по-деловому ответил Спазм, последним штрихом добавляя банке "рот".

Такого злющего смайла Мисти не видел давно. Пора было уходить, пока муки творчества Спазма не выдали чего-нибудь ещё более готичного. Забрав еду и "смайлик", авантюристы двинулись обратно на Горучу.

Побродив некоторое время по горучинским кустарникам в поисках кадров и придя к выводу, что при таком свете ловить особо нечего, авантюристы начали сползать с перевала вниз, обратно в сторону Павло-Чокрака. Саныч и ХАМмер традиционно убежали вперёд. Оставшиеся трое некоторое время блуждали по лугам, пока не нашли убежавших. Ушлые севастопольцы уже сбросили рюкзаки на ровной площадке, что располагалась в подступающем к перевалу лесу, и всем видом показывали, что здесь лагерю - быть.
На предложение прогуляться по ближайшим горкам ХАМмер с Санычем не среагировали, сославшись на то, что "в первый день много ходить нельзя" и на общую усталость организмов ввиду износа и старения, вызвавшись развести костёр и приготовить пищу, пока оставшаяся тройка будет обозревать красоты. Тронутая такой отеческой заботой, молодежь отправилась в радиалку*.

* Не путать с "ради-alco", это другое.

* * *

- Чавк-чавк-чавк... Тьфффу! - слышалось за спиной. Спазм не оставлял надежд на нормальную грушу, но они пока не оправдывались. Дорога тягуче шла вверх мимо всё тех же окисленных диких груш, однако тяжело не было: рюкзаки остались на стоянке, фоторюкзак у Мисти не в счёт, да и прохладный ветер создавал комфортные условия для ходьбы.

Увидев слева вверху скальный гребень, Мисти со словами "нам явно туда" резко поменял направление движения. Недолгие десять минут подъёма по наклонному лугу привели путников на безымянную высоту, ровная вершина которой словно предлагала прилечь отдохнуть. Под негромкий аккомпанемент птичьего пения и свет клонящегося к закату солнца речь у трёх бла-ародных донов зашла конечно же о... снаряге :) Более всех снарягой гордился Спазм, собственноручно пошивший свой рюкзак на развалинах старого китайского. Тема мертворождённых детищ китайской промышленности не могла не развиться.

- Да уж, у нас в Симферополе в супермаркетах тоже палатки есть... "мэйд ин Чайна", - с содроганием вспоминал Мерлин.
- Это они "Мэйд ин Нечайна", - Мисти тоже не питал особого уважения к так-сказать-палаткам.

Повалявшись на траве ещё немного, доны отпили воды, поинтересовались, прошло ли у Спазма недомогание, вызванное окислением организма, и пришли к выводу, что лучшим средством от недомогания является, конечно же, домогание.
И пошли домогаться ближайшей горы.

Ближайшей горой волею судьбы и горообразующих процессов древности оказалась Скирда. Правда, она же зовётся Сахарной Головкой, но это уже, простите, моветон: выпуклостей с подобным названием в Крыму развелось настолько много, что это уже тянет на жёсткую порнографию.
Так вот, собственно, о Скирде. Наверху стоит памятник партизанам, чей оборонительный пункт находился на горе Сахарная Головка (итить!). В десятке метров ниже стоит памятник партизанам, чей штаб находился на горе Скирда. Словом, умелая конспирация и дезориентация противника - залог успеха нелёгкого партизанского дела.

Посмотреть вокруг было, сектор обзора был критично близок к трёмстам градусам. Освещённые косым светом горы наступали с востока, на севере были видны заросшие лесом склоны, на одном из которых вызывающе торчал белый зуб неизвестной путникам скалы. На запад ступенчатым градиентом уходили в никуда склоны, логически завершающиеся едва различимым в дымке выступом Аю-Дага. Далее на всём протяжении маршрута присутствовало две крайности, будто отграничивающие ненасытный человеческий взгляд: Аю-Даг с запада и Меганом с востока.
Троица авантюристов начала ожесточённо жать на кнопки своих многострадальных фотоаппаратов. Тем временем солнце начало клониться к закату, прохладный ветерок стал нехорошо усиливаться, заставляя неметь дрожащие над кнопками указательные пальцы. Творческие порывы медленно сходили на нет.

- Какую бы композицию придумать? - выжимал из себя искусство Спазм. Мерлин был краток и суров:

- "Мурку".

Посетовав, что нет времени остаться на просмотр заката, путники двинулись в обратный путь, вскоре они шли по знакомой уже дороге с дикими грушами.

- Чавк-чавк-чавк... Тьфффу!


Тень
©
Merlin

Время летать
©
Merlin

Жажда
©
Merlin

На Скирде
©
Misty

Мачо, блин :)
©
Misty
Поедая изготовленную шеф-поваром Санычем гречечку с шиночкой, Мисти благостно думал, что первый день похода в целом удался. Несмотря на откровенно слабое освещение, чувство возвращения в природу проявилось и окрепло. И в то же время пока всё шло словно по расписанию, будто штатная экскурсионная прогулка. В гречечке с шиночкой сегодняшнего маршрута Мисти не хватало изюминок. Потянуло на философию.

- Помнится, на форуме нас спрашивали, почему вы называете свои походы "авантюрами"? Так вот, надо им ответить: потому что мы вешаем рюкзаки спереди!

Суровые боги странствий, как показалось ему тогда, оставили те крамольные мысли без внимания.

После того, как желудок почувствовал себя удовлетворённым, на Мисти снизошла благодать. Переняв опыт Саныча, который у костра любит не сидеть, а лежать, он сквозь ленивый прищур смотрел на тлеющие в кострище угольки (костёр тоже был какой-то ленивый), на усваивающего калории ХАМмера ("Майонез кто-нибудь хочет? Гадость редкостная. Очень не рекомендую" (с) ), на подвешивающего чайный котелок Саныча, на Спазма, аккуратно выбирающего места на бревне, дабы не сесть на фиксирующий сучок.

Закипел чай. Угнездившись, Спазм расчехлил гитару и... начал её настраивать, конечно же. Есть, знаете ли, туристы, которые с собой гитары носят, чтоб песни под музыку петь. А наши деятели гитары носят для того, чтобы романтично настраивать первую струну на ноту "ми" в чарующем отсвете лениво мерцающего костра. Вдоволь понастраивавшись, солист-гитарист запел песню, под которую и настраиваться-то не очень обязательно.

Белый снег, серый лёд,
На растрескавшейся земле...

Легенда к легенде тянется. К изображавшему В.В.Цоя Спазму присоединились ХАМмер с Мисти, тщательно подпевавшие в нужных местах голосом Бори Моисеева.

И мы знаем, что так было вссег-дааа,
Что судьбою больше лю-биим,
Кто живёт по законам другимм,
И кому умирать мо-ло-дыымм.

Свет костра стал отчётливо уходить в более холодный голубоватый оттенок, напугав молчаливого Мерлина:

- Обалдеть. Два Моисеева в одной палатке.
- Ага. И я с ними, -
обречённо вздохнул Саныч.
- Будешь Пенкин! - это Мисти, прирождённый утешитель.
- Кстати, Пенкин - очень туристическая фамилия...

Спазм продолжил священное дело настройки инструмента. Подгоняемый товарищами, он нервничал, оттого почти достоверно вспоминая всякие умные музыкальные слова:

- Вы мне ещё пипитор тут поставьте с нотами!
- Не вопрос. Мы тебе ещё и а-атор поставим...

Вечер традиционно завершился глинтвейном, щедро сдобренным дружескими подколками. Есть, знаете ли, туристы, которые любят ночью у костра поговорить о серьёзных жизненных вещах. А наши деятели, похоже, костёр разводят только для того, чтобы не подкалывать друг друга в полной темноте ;)

© Misty, 2007-2010