:: АВАНТЮРА 10 ::
:: ДЕНЬ 1 (13 МАЯ) ::
ТРЕНИРОВОЧНЫЙ ДЕНЬ

Караимами чтоб стать,
Будем вместе мы читать
Разговорник
Разговорник
Разговорник!
(народное творчество, исполняется на манер "Учат в школе")

Мисти сам не понимал, почему при пересечении границы Крыма он всегда просыпается незадолго до Сиваша. Есть в этом что-то такое утончённо-подсознательное, будто нечто, скрытое в Мисти, не хотело пропустить светлый миг пересечения волшебной черты, отделяющей сказку от реальности. Словом, сонный Мисти стоял в коридоре у окна, тусклым взглядом уставившись на серо-зелёные волны Сиваша, и плохо думал про своё нечто.

Ближе к Джанкою проснулись уже все, из эконом-класса приползла Бука, и начался завтрак, во время которого за окном проплыл вокзал Симферополя. Фиг, как говорится, тебе на этот раз, город пробок и жадных милиционеров ;) Сейчас авантюристы едут до Бахчисарая.
А он уже очень скоро, посему начинается суматоха и попытки заархивировать недоеденное в ёмкости рюкзаков. Неучтёнка досталась и так опрометчиво пришедшей в наш вагон Буке: ей была поручена всё та же маца. Вот так неожиданно, буквально в пяти минутах езды от Бахчисарая, Бука стала "таки нашим человеком" ;)

Десантирование тел и рюкзаков на перрон было проведено буквально в 45 секунд из двухминутной стоянки поезда, авантюристам могли бы позавидовать даже опытные "дедушки"-десантники. При этом поразительным образом никто ничего не забыл в вагоне. У здания вокзала среди людей в ветровках (буквально пару дней назад ещё было весьма прохладно, мозг не успел перестроиться) москалей ждал довольный Мерлин. Доволен он был не просто так, а потому что.
Потому что он нёс мммиааасо для будущего шашлыка и знал, что сейчас это мммиааасо у него заберут, облегчив тем самым ношу на волшебных 4 кг.

Когда Мерлин со всеми поздоровался, началась традиционная авантюрно-вокзальная суматоха. Кто-то хотел отдать мясо, кто-то не хотел его брать, кто-то хотел покупать минералку, кто-то "Живчик", кто-то хотел кушать, а кто-то и вовсе даже наоборот. Словом, первые 50 метров похода (от железнодорожных путей до остановки маршруток) преодолевались долго. Но "островитяне" сделали это.

Этап посадки в маршрутки затянулся невообразимо, потому что маршрутки были то переполненными, то отпугивающее пустыми, и следовали каким-то своим загадочным курсом, не глядя на собственные таблички. Здесь Мисти вспомнил, что ему срочно надо регистрировать группу в КСО, прихватил с собой Спазма, надавил психологически на водителя подошедшего гоночного болида марки "ГАЗель" (тот признался, что едет куда надо) и отчалил восвояси, оставив прочих выяснять, ехать ли им на маршрутке или захватить такси. Москали - они такие, он и каждый по машине нанять себе могут...

* * *

Выйдя из маршрутки у Ханского дворца, Мисти и Спазм допросили продавца какой-то сувенирной фигни. Получив направление движения к КСО, они пошли, и вскоре были пойманы предприимчивой татарской женщиной, которая начала предлагать жильё. Ни спазму, ни Мисти жильё в Бахчисарае нужно не было, как можно догадаться, но женщина была очень настойчива. Не внимая доводам, висящим на спинах путешественников, она терпеливо плюхала за ними пару кварталов, и только услышав слово на три буквы ("КСО", а вы о чём подумали?) потеряла к путникам интерес и даже человеколюбиво подсказала дорогу. Что, впрочем, не помешало авантюристам слегка заблудиться. Однако всё закончилось хорошо, КСО было найдено, маршрутный лист оформлен, словом - дорога открыта.

До Чуфут-Кале решено было дойти пешком. "Туристы мы или где ваще?" - спрашивали друг у друга Спазм и Мисти. Решили, что туристы, и что две гривны на маршрутку жалко, поскольку идти здесь всего ничего.
На конечной маршрутки в Староселье Спазм тут же умчался в магазин за чебуреками - этот проглот при виде чебурека напрочь теряет силу воли. Правда, как выяснилось позже, при виде портвейна сила воли не только восстанавливает утраченные в борьбе за обладание чебуреком позиции, но и взлетает на поистине небывалую высоту, внушая Спазму такое стремление к победе, что Павка Корчагин уронил бы себе шпалу на ногу от зависти. Но про чудесное воздействие портвейна авантюристы узнали несколько позже, а пока Мисти стоял в тени какого-то экскурсионного автобуса и смотрел, как лучится улыбкой открытое лицо Спазма, несущего пакетик с парой чебуреков.

Выклянчив у Спазма один чебурек, Мисти поднимался в сторону монастыря и думал о прекрасном, но пресытившийся тестом и мясом организм приземлил его разум, намекнув, что неплохо бы что-нибудь попить. Чем не повод попробовать водицы из источника при монастыре? Водица, кстати, оказалась очень даже.

* * *

Бука: Идти наверх было трудно, но Бука очень старалась не отставать. Напару с ВисКис они шли и подбадривали друг друга: "В первый день всегда трудно и всегда рюкзак тяжёлый." Бука вспомнила свои недавние пробежки по болотам Селигера, и её слегка передёрнуло. Потом вспомнила о том, что в Москве осталась подготовка к сессии, и её снова передёрнуло. Нет, в Крыму ей определённо нравилось больше. :) Если бы девушки знали, что по окончании подъёма их ждёт смачная караимская трапеза, они ломанулись бы вперёд не хуже боевых машин.

Где искать остальных авантюристов в пещерном городе Чуфут-Кале, было предельно ясно. Если в округе есть хотя бы один кабак - "островитяне" будут там и нигде более. Так и оказалось: они, побросав рюкзаки, сидели и ждали заказа. Особо шустрый Хогар уже принюхивался к рюмочке чапраксы*. Даже весьма тёплая погода и знание, что рюкзак всё же придётся нести, не могли оторвать его от такого соблазна. Тем более, что стоит этот стопарик 5 гривен, что для жителя Мааасквы считается удивительной ценой.

* Чапраксы - фирменная караимская настойка на энном количестве трав.

Авантюристы жрали. Они жрали мясо. Жрали суп. Жрали пирожки. Они жрали так, будто знали, что в следующий раз будут есть никогда. Словом, правильные туристы :) Мисти как обычно был недоволен, этому психу постоянно куда-то нужно идти, морочит тут голову со своими походами, понимаешь. Он ходил кругами, завидовал жрущим и набирал номер ХАМмера.

Прошло 10 минут. Авантюристы жрали. ХАМмер сказал, что подождёт всех внизу, не заходя в Чуфут-Кале. Мисти продолжал завидовать жрущим и нервно прикидывал, сколько ХАМмеру там ждать, если авантюристы, покушавши, непременно захотят хотя бы слегка осмотреть Чуфут.

Прошло ещё минут 15. Авантюристы жрали. Мисти жрать так и не захотел, отчего завидовал жрущим вдвойне. ХАМмер понял бесперспективность ожидания и решил всё же раскошелиться на посещение древнего караимского городища. Видимо, интерес пересилил соображения экономии, и ХАМмер решил посмотреть на людей, способных так долго что-то жрать в городе, где лет 200 уже никто не живёт.

ХАМмер: 20 гривен - это не цена за то, чтобы увидеть таких людей в процессе.

Начало долгого пути ;)
©
BAR

Передышка
©
Merlin

Чуфут-Кале
©
Хогар

Арка
©
Хогар

Древность
©
Booka

На уступе
©
Хогар

Колея
©
Хогар

В одном очень старом городе
©
Хогар

Оставив рюкзак в кабаке, Мисти прихватил с собой Мерлина и Спазма, спустился ко входу в город, встретил там ХАМмера и получил от него буклет со схемой Чуфут-Кале, после чего было решено прогуляться. На правах почти местного жителя ХАМмер повёл остальных по дорожке, неуклонно забирающей вниз. Мисти тут же завёл одну из своих любимых песен ("может, мы не туда идём? может, не пойдём?"), но проводник, снисходительно оглядываясь на нервного москаля, продолжал гнуть свою линию. И был, естественно, прав.

Вскоре группа вышла на северный обрыв плато, и руки потянулись к фотоаппаратам. Вдохновлённый парой рюмок чапраксы Спазм начал бегать вдоль края и радоваться, как же в Крыму вообще хорошо, после чего уселся, свесив ноги над локальной бездной, и закурил. Покурив, снова стал оглашать местность радостными воплями, на этот раз имевшими под собой реальное основание: он нашёл не что-нибудь там, а артефакты. Это были Гвоздь, Ключ и Монета. Монета была опознана как некоторое количество украиноязычных копеек и с позором изгнана из артефактов. Гвоздь был умильно ржав и крив собою, он выглядел настолько древним, что археолог Спазм бережно положил его обратно на камень. Ключ был прямым, но тоже ржавым. Чёрный копатель Спазм подал идею, что авантюристы сейчас играют в квест, и у них есть задача - выйти через обычно закрытые восточные ворота Чуфут-Кале, а Ключ, стало быть, очень нужный девайс, коему должно с замком ворот совместиться. Однако, кроме Спазма в квест играть никто не захотел, и Ключ был возвращен на тёплый камень рядом с Гвоздём.

Затем четвёрка двинулась на запад вдоль обрыва, и, посетив пару пещерок (с трудом выковыривая из них при выходе Спазма, готового играть в них в войнушку и казаки-разбойники - прим. ХАМмера), вернулась в кабак к оставленным рюкзакам. Некоторое время спустя туда же сбрелись остальные участники соревнований и собрались идти в путь (все начали собираться идти - прим. ХАМмера), Бар уже пошёл договариваться с охраной насчёт восточных ворот.

- Ну не знаааю, - мялся охранник. - Если у нас будет время, можем попробовать ворота открыть.

В данном случае это был даже не намёк на известную формулу "время тире деньги", а явный посыл к известной всем крымским охранникам и лесникам аксиоме "время равно деньги".

Вдруг Хогар резко остановился. Он подошёл к стенду, на котором красовались несколько книжек по истории караимского народа, ткнул пальцем в одну из брошюр и громко задал сакраментальный вопрос:

- Сколько?

Рядом тут же образовалась серьёзная караимская женщина и назначила цену в 10 гривен. Это не те деньги, которые способны остановить вожделеющего книжной мудрости Хогара. Мисти подошёл поближе, чтобы посмотреть, какой источник знаний приобрёл коллега по рюкзакизму. Надпись на обложке гласила:

РУССКО-КАРАИМСКИЙ

Ниже по вертикали:

РАЗГОВОРНИК
РАЗГОВОРНИК
РАЗГОВОРНИК

Хогар бережно открыл книгу на произвольной странице и тут же припал к бьющему ключом знаний источнику:

- А вы знаете, как будет "сковорода" по-караимски? ТАЗ! Какой прожорливый народ...

ХАМмер: Осушение источника вековой мудрости было нарушено.

Караимы напряглись и поджали губы. Авантюристы опустили глаза и в темпе потопали к восточным воротам. Петли в них, конечно, слегка заржавели, но если смазать их некоторым количеством гривен, ворота открываются практически без скрипа.

ХАМмер: В подмазанные ворота, повинуясь стадному инстинкту, тут же стремятся просочиться еще 4-5 посетителей Чуфут-Кале. Причём, половина - совершенно не отдавая себе отчёт в том, куда именно они идут, зачем это им нужно и как они будут выбираться обратно.

* * *

Пройдя немного по грунтовке и посетив одну смотровую площадку, авантюристы вышли к точке, где Google Maps советовал повернуть налево.

ХАМмер: Авантюристы шли особым способом; способом, отличающим Homo Sapiens-a XXI от Homo Sapiens-a XX и уж конечно, от более ранних релизов - они шли, вверив направление изменения своей координаты документу, полученному от самого Гугля Всевидящего, Великого (от рождения) и Ужасного (по причине черно-белой печати), Зрящего с высоты полета спутников в корень мироздания и - о чудо - знающего все грунтовки лучше самих Генштабовских Карт - венца мироздания второй половины столетия двадцатого.

Правда, при этом Гугль совершенно забыл уточнить, что не просто налево, а налево-вниз.

ХАМмер: На такие мелочи Великие и Ужасные не размениваются, это удел карт - устаревших медиа-ресурсов ХХ века.

Это самое налево-вниз понравилось далеко не всем, раздались робкие голоса, предлагающие пойти как-нибудь по-другому, если у Мисти везде такие дороги планируются. "Подумаешь, уклон с небольшой сыпухой, - возмущался про себя Мисти. - Этим москалям везде ровные тротуары подавай, что за..." Здесь мысль оборвалась, потому что Мисти чуть не навернулся на очередном рассыпчатом участке.
Вскоре дорога-сыпуха влилась в нормальную грунтовку, и авантюристы облегчённо вздохнули. Но не тут-то было. Буквально через пару сотен метров Мисти сказал:

- Нам, кажется, сюда.

И, чтобы не услышать, что делать, когда кажется, рванул по заросшей экс-грунтовке. ХАМмер решил посмотреть, нет ли дальше более правильного поворота и пошёл по ровной дороге.

Заросшая экс-грунтовка словно по мановению волшебной трекинговой палочки превратилась в остатки экс-грунтовки, размытые оползнем, фрагментарно пролегающие по дну оврага. Мисти шёл и думал, что традиции майского блудняка соблюдаются: ещё только первый день похода, а про него уже думают плохо ;)
Некоторое время спустя с левого склона оврага ловко сбежал ХАМмер. Ему хорошо, он сегодня с лёгким рюкзачком. Чтобы не отставать от ХАМмера, Хогар предложил отвесить желающим Волшебный Пендель. Мол, это такой специальный пендель, придающий должное ускорение в нужном направлении, заменяющий фразу "пойдёмте быстрее". Желающих не нашлось.

Оползневый участок кончился, и как-бы-тропинка влилась в очередную грунтовку. Тут же убежавшие вперёд авантюристы решили присесть и обработать себя антиклещином, чтобы всякие агрессивные твари, попав на одежду авантюриста, враз потеряли способность к присасыванию. ХАМмер смотрел на москалей пренебрежительно. Местные клещей не боятся, они их кормят. В этот момент у него зазвонил телефон. Кто говорит? А вот ни разу не слон :) Звонил Кот, ехавший в это время практически по пятам авантюристов. Точку рандеву назначили на вершине горы Тепе-Кермен.

Группа тронулась в дальнейший путь, и уже очередные метров 200 спустя вышла на перекрёсток. Направо уходила дорога к Тепе-Кермену, налево уходила дорога примерно в ту сторону, куда и надо было идти, но по материалам форума сайта "Мангуп" Мисти знал, что искомый ими родник Сарабей с дороги не видно. Прямо в заросли уходило нечто неровное, похожее на размытую тропинку. Мисти с недоброй улыбкой оглядел попутчиков и ломанулся вперёд.

ХАМмер: ХАМмер уже ломился впереди.
Misty: Надо было махнуться рюкзаками ;)

* * *

Через сотню метров в одной из бывших колей бывшей грунтовки обнаружилась текущая вода, но путники решили, что для родника это мелковато, прошли ещё немного вперёд и увидели каптированный родник с неслабым дебетом. Правда, из специально обученной трубы ничего не текло, вся вода выходила снизу - придётся черпать оттуда, где плавает кто-то мелкий и шустрый.

- Тут какие-то... существа плавают, - робко и деликатно озвучивает экзотическую данность ВисКис.
- Ты на разных продуктах видела надписи - "столько-то калорий"? Никогда не задумывалась, как эти калории выглядят? Так вот, это - они.

Мисти тут же был послан на... а вот и нет, на поиски поляны :) Свинья, согласно поговорке, везде грязь найдёт, а уж такой знатный ленивец, как Мисти, должен найти ровную площадку, на которой удобно присесть и вкусно покушать, после чего прилечь и сладко поспать. Поляна оказалась в 20 метрах от родника. Мисти посмотрел на кострище, на брёвна и решил, что жизнь налаживается.

ХАМмер: Это даже несмотря на рев "Явы", на которой младые аборигены этих мест периодически рассекали пространство где-то выше.

Немного раскидавшись содержимым рюкзаков по поляне, авантюристы затеяли традиционную суматоху. На этот раз решали, кто хочет, а кто не хочет идти на Тепе-Кермен. Тем временем, где-то наверху уже начинался закат, и Кот сотоварищи, наверное, любовались переливами ласковых лучей тёплого солнца на древних скалах. А некоторые всё стояли на ни разу не фотогеничной поляне и пересчитывались на первый-второй. Хогар снова предложил желающим Волшебный Пендель, и только тогда Бар, Бес, ВисКис, Мисти и Спазм нашли в себе силы пойти.

ХАМмер в это время уже мерил шагами расстояние до близлежащего посёлка Кудрино. Сегодня ему предстояло ехать обратно домой, чтобы завтра опять влиться в группу, будучи уже в полной экипировке.

* * *

Обычная лесная грунтовка метр за метром скрывалась за спинами идущих. Бар что-то интересное рассказывал про это-странное-место-Камчатку, питерцы молчали, Спазм традиционно витал в облаках. Он такой, любит поизобретать что-нибудь на досуге, посоставлять в уме сложные логические конструкции, о фантастике научной и не очень подумать. Мисти просто созерцал деревья по краям дороги

- Квартальный столбик, - акын Мисти, что видит - о том и поёт.
- Портальный столбик? - сейчас Спазм думал о научной фантастике, и настолько увлёкся, что плохо расслышал.
- Ректальный столбик! - о чём думал Мисти, даже представить страшно.

Дорога взяла правее и выше, лес сменился на рассыпчато-известняковые пустоши, трекинговые палки громче застучали о землю, помогая телам плестись наверх. Снова показался лес, но уже другой, очень просторный и светлый, путники вышли на седловину. Под ногами появилась манящая трава. Прилечь бы, побалдеть... Но - Тепе. Кот. Закат. Надо идти, словом.
Вдоль дороги, ведущей к вершине Тепе, стояла пара палаток и никого более, всё же не майские праздники на дворе, когда в подобных местах вырастают туристические мегаполисы. Грунтовка вывела на раскинувшиеся у подножья Тепе-Кермена поляны, и вот тут захотелось прилечь просто невообразимо: из освещённой тёплым закатным светом травы возвышались отдельно стоящие цветущие деревья, сверху на всё это смотрело золотисто-голубое небо. И никого постороннего...

Пройдя по полянам, грунтовка нырнула в заросли и пошла более круто вверх. Через минуту впереди раздался довольный возглас Спазма:

- Вижу зелёную "Ниву"!

Это был вездеход Кота, стоящий в самом окончании грунтовки, где она уже усыхала до обычной тропинки. Странно, что Кот не проехал дальше, он мог. Или всё же ездит он не так отчаянно, как ходит? ;)
Путники пошли по тропе вверх, потом круче вверх, потом ещё круче, потом осознали, что дорога-сыпуха близ Чуфут-Кале, в общем-то, детский лепет. Мисти снова порадовался, что догадался прихватить из дома пару советских лыжных палок из какого-то лёгкого алюминиевого сплава.
Вскоре показались первые скалы с "жилыми" помещениями. Постояв немного, начинающие тепе-керменщики нашли путь ещё выше и выбрались на вершину, умудрившись немного поразбежаться друг от друга. Оставшись в одиночестве, Мисти пошёл вперёд на звучащие откуда-то из-за кустарника голоса...

* * *

Кота было увидеть очень приятно, для Мисти это было чем-то вроде небольшого прикосновения к прошлогодней сентябрьской авантюре. С Котом было пятеро: его жена, дочка, товарищ по имени Василий и молодая пара, приехавшая погостить из Одессы. Быстро, но тепло поздоровавшись, Мисти отошёл к обрыву, чтобы... нет, основной целью было не сфотографировать это. Даже слово "посмотреть", пожалуй, не описывает полностью то, что собрался сделать Мисти. Он просто сел у края и начал впитывать в себя всё окружающее. Закатные лучи, прогретые за день древние камни, аромат растущих у края трав, силуэт соседнего Кыз-Кермена... Всё окружающее наполняло такой благодатью, что Мисти даже обиделся бы на отвлёкший его возглас, если бы не суть оного возгласа:

- Ну что, открываем вино?

Когда Мисти успел развернуться на 180 градусов, откуда он извлёк кружку, шоколадку и банку кильки в томате, в какую бесконечно малую величину времени преодолел несколько метров, отделявших его от основной группы собравшихся - это не успел заметить даже сам Мисти.
Вино оказалось вполне приятным, а потому кончилось быстро, и Бес предложил продолжить праздновать с помощью плескавшегося в его фляжке шотландского самогона. Выяснилось, что некоторые из присутствующих ещё не разу не пробовали виски, и москали начали их методично спаивать. Мисти беззлобно думал о мажорно-матрасном начале похода. Бар рассказывал новым знакомым про Камчатку. Кот рассказывал Спазму про волшебный и магический Камень Силы*, стоящий где-то рядом на вершине.

- Надо пойти посидеть на этом камне, силу впитать! - тут же подорвался и без того не самый слабый Спазм.
- Ага. Получить клизму с положительной энергией, - Бес как обычно невозмутим.

* Вообще всякие "камни силы" в Крыму явление весьма распространённое, и чем более посещаемо место, тем больше и "сильнее" камни. Многие валуны были назначены "волшебными" уже в годы зверствовавния рыночной экономики: туристов завлекать как-то надо, понимаете ли.

* * *

К сожалению, авантюристы поздно забрались на вершину и не успели вволю погулять до заката, лишь скомкано прошли против часовой стрелки вдоль обрыва. Словом, работы для фотолюбителя осталось - непочатый край. У нижних гротов задержались надолго. Василий и Кот показывали Бару и Спазму помещение, где давным-давно обитали служители культа. Грот отличался неплохой акустикой, поэтому следующие 15 минут Мисти слушал разнообразные невнятно-тягучие завывания. Слов не знал - подпеть не мог.

Некоторое время спустя все собрались у зелёной "Нивы". Кот и его компания запаковывались в машину, Бар звал Василия на Камчатку, Мисти уныло смотрел на вездеход и понимал, что идти придётся пешком, поскольку все не влезут. А собственно, что там идти-то?
По пути разговорились с обитавшим в одной из двух палаток у дороги дядей. Поговорили о разных крымских горах, о том, кто куда хочет пойти, и, естественно, пожелали друг другу удачи. В это время по грунтовке проехала "Нива". Кот сотоварищи поехали к Сарабею, к нашей стоянке. Было решено, что шашлык будет общим.

Бука: Пока соглядатаи Тепе-Керменского заката покоряли вершину, лагерь вовсю готовился к вечеру. Мерлин и Хогар строили частокол из свежевыструганных шампуров, а Птица и Бука, посчитав себя достаточно голодными, чтобы перекусить перед ужином, принялись уплетать лапшу "со вкусом острой курицы". "Ох!" - сказала Птица. "Ох!" - эхом повторила за ней Бука и, прослезившись от острого куриного вкуса, скорей побежала заедать это безобразие мацой.

Расстановка фигур
©
Merlin

Чёрный археолог
©
Misty

Исход
©
Merlin

Посиделка
©
Хогар

Тепекерменский Кот и друг его Василий
©
Misty

Жили люди
©
Misty

Камень с пяткой
©
BAR

Натоящий джигит
©
Merlin
Когда посещавшая Тепе группа авантюристов подошла с стоянке, там бушевала кипучая деятельность. Хогар очищал от коры последнюю пару прутьев-шампуров, Кот доставал из машины специальный девайс для приготовления барбекю, натаскавшая дров Бука смотрела на окружающих и, по всей видимости, думала, кому бы скормить мацу, ну и прочие без дела не сидели.
У Хогара в рюкзаке оказалась недопитая бутылка тоника, у Мисти - небольшая ёмкость с джином новгородского производства, ласково именуемого шмурдяком после сравнения его органолептических особенностей с настоящим джином "Бифитер". Хотя всё относительно, с тоником этот шмурдяк шёл вполне хорошо. Матрас набирал обороты.

Первым поспело мясцо, зажаренное Котом в барбекюшной сетке. Вполне так ничего себе было мясцо, общественность одобрила. Вторым этапом пошёл шашлык, который тоже был всячески одобрен самозабвенно жующей общественностью. Жаль, что хорошее быстро кончается: вот и время к ночи, Коту пора ехать домой, увозя свою компанию. Что же, быть может, Кот присоединится к авантюристам ещё разок, уже в завершении авантюры на мысе Айя.
Мигнув на прощание красными огнями, "Нива" скрылась за изгибом лесной дороги

Для "островитян" вечер продолжался: были доедены остатки шашлыка, выпито по паре кружек чая и спето несколько песен. Выяснилось, что Бука с гитарой обращаться умеет и вокальными данными не обделена, что в походе весьма кстати :)

Бука: Бука умудрилась вспомнить даже студенческую народную песню про то как женщины копали, пока мужики прохлаждались и "составляли план работ на год". С этого момента "Два монастыря" звучали почти каждый вечер.

Памятуя о достаточно раннем утреннем подъёме, Бар и Птица отправились в БароКамеру (по-моему, вполне хорошее имя собственное для палатки Бара, да?). Прочие продолжили отмечать первый день похода, решив, что выспятся как-нибудь потом, дома.

Чтение русско-караимского разговорника-разговорника-разговорника ещё более скрасило времяпровождение. Первое же почерпнутое из кладезя слово "бурун"* вызвало нездоровую радость окружающих и повальную тягу к сознанию новых форм ("забурун один метр", "подбурун из столовой" и даже "утром меня пробрал злобный побурун"). Чем руководствовался автор сего шедеврального издания, подбирая, по его мнению, самые распространённые фразы, осталось для всех загадкой. Если верить автору, то ему очень часто приходилось спрашивать на улицах по-караимски (!) "где ближайшая станция метро?", сожалеть, что "я не говорю по-немецки", при этом утешая караимского собеседника тем, что "я немного говорю по-французски", и делить 105 пополам на уроках математики.

* Бурун - нос (караим.)

- Когда буду писать отчёт, возьму твой разговорник, - почти рыдающий голос Мисти.
- Будешь писать отчёт на караимском? - Мерлин, согнувшийся в три погибели, сгибается в четвёртую.

Спазматически отсмеявшись, Спазм схватил свою гитару и с размаху сел на бревно, почти попал на торчащий из зловредной деревяшки "ректальный столбик".

- Дровосекс!

Мисти подумал, посмотрел на торчащие из брёвен сучки, на остатки джина в кружке, на видавшую виды гитару и сформулировал девиз вечера:

- Дровосекс, дроводрагз, дроворок-н-ролл!

* * *

Посиделки закончились уже далеко за полночь, авантюристы нехотя разбредались по палаткам, закидывая под тенты разбросанные по поляне вещи. Снимал очки уже заползший в спальник Хогар. Шурша пакетом, упаковывала мацу Бука. А в воздухе будто витало ещё какое-то эхо, заблудившееся искрой в подступающем к поляне лесу, и, не желая расставаться с вечером в такой хорошей компании, напевало запомнившийся мотив...

Танцуй, на моей ладони танцуй,
Пока не кончилась музыка.
Танцуй, на моей ладони танцуй,
Пока я ещё не ушёл...
© Misty, 2007-2010